г. Москва 3-я Хорошевская улица, д7 стр.2 Звоните: 8(499)197-77-44  8(968)398-25-91 8(968)398-25-92

Психологическая подготовка

Для охранника кроме юридической и физической подготовки важной составляющей для успешного выполнения поставленных задач является подготовка психологическая. Человек не машина и от его настроя, эмоциональной устойчивости, умения собраться, сконцентрироваться, постоянно быть на чеку напрямую зависит сохранность объекта. Будь то имущество или чья то жизнь.
Для понимания каким образом Охраннику лучше всего подготовиться психологически необходимо сделать так называемый профиль профессии и выделить важные компетенции Охранника.
Что такое компетенции? Проще говоря — это те знания, умения и навыки, которыми должен обладать человек, выполняя функциональные обязанности на данной должности. Конечно же, охранник охраннику рознь и персональный охранник и сидящий на вахте или несящий службу в магазине не одно и то же. Однако компетенции у них будут схожи. И здесь уже можно говорить о более или менее развитой компетенции человека. Но это уже количественный показатель.
Для чего еще важно знать компетенции охранника: прежде всего для того чтобы знать в каком направлении развивать свои компетенции. И, соответственно, какие развивать личные и деловые качества.
Итак, чем же занят охранник на службе? Из самого названия должности мы слышим – охраняет. А теперь переведем это слово «охраняет» в компетенции:

Портрет профессии «Охранник». Важные компетенции:

Когда мы заходим в магазин видим ли мы охранника? Чаще всего нет. Это не значит что самого охранника нет. Это значит, что попадая в наше поле зрения мы не обращаем на него внимание. Если конечно же мы не пришли что-нибудь украсть или сломать… Т.е. наше внимание распределяется согласно цели визита. Пришли за покупками – видим покупки. Пришли украсть – видим охрану, камеры и прочее. А что видит охранник? Множество людей проходит в дверь, но все ли из них преступники? Какие элементы из увиденного, услышанного… должны насторожить охранника? Записываем первую компетенцию:
— выделять потенциально опасные элементы из числа обычных
Это же относится и к телохранителям и к инкассаторам. На первый взгляд непримечательный предмет может оказаться зацепкой по предвосхищению преступления. А как гласит известная мудрость: «Лучше перебдеть – чем недобдеть». И вот вы что-то заметили что вы делаете? Записываем следующую компетенцию:
— уметь просчитывать и предвосхищать нежелательные события
Конечно же необходимо сделать все чтобы преступления не случилось. Поэтому прежде чем важное лицо которое охраняют посетит помещение его осматривает служба безопасности. И максимально исключает возможные риски.
Так же важно продумать все возможные сценарии развития событий. И заблаговременно продумать алгоритм действий. И согласовать действия в режиме «если-то» со всеми службами. Например, если по вине злоумышленника начался пожар, то заранее известно кто отключает электричество, кто звонит в пожарную. Или если охранник вступил в схватку, кто вызывает милицию и скорую помощь.
И если охраннику пришлось реагировать, то ему крайне необходима третья компетенция:
— уметь быстро принимать решения
Сколько бы сценариев вы не продумали и сколько бы капканов не поставили ваш противник может оказаться хитрее вас. Не стоит недооценивать противника. Тем более что у него есть неоспоримое преимущество – он ходит первым. Он тоже готовился и может просчитать все ваши ходы. И в этом поединке необходимо показать профессионализм и быстро принять правильное решение.
Однако, все может пойти не так как нам хочется. И психически неуравновешенный покупатель может выйти из себя как в зале, так и в очереди в кассу. Так и в диалоге с кассиром. Что же делать? Проще всего руки за спину и за ворота. Однако, охранник должен сохранять престиж своего клиента и уметь – пишем следующую компетенцию:
— бесконфликтно выходить из сложных ситуаций
Для этого важно не поддаться эмоциям и вести себя достойно. Как бы не хотелось обрушить всю свою мощь на нарушителя спокойствия. И для этого вам понадобиться – пишем следующую компетенцию:
— уметь противостоять злоумышленнику физически и психически.
Ну, что значит противостоять физически понятно. Понятно также и то, что ваша уверенность в случает физического превосходства передается и на психику. Т.е. там где вы сильнее там и чувствуете себя уверенно. Если вы в хорошей форме, высокого роста, крепкого телосложения… т.е. все те признаки которые дают преимущества в бою и передают сигналы в мозг – я сильнее! Однако, вспомним о том, что это не более чем животный рефлекс.
Наверняка, многие видели фильмы с Джеки Чаном, Блюсом Ли… Не
скажешь что они великаны, правда? Но они умело пользуются своими ресурсами. А как говорил Суворов «…не числом, а уменьем…». Поэтому если вы даже располагаете роскошными бицепсами и непробиваемым торсом не спешите выдавливать нарушителя телом. А вдруг перед вами Джеки Чан?!
А что делать если нарушитель демонстрирует свои физические качества и расчитывает на свои преимущества? Вот здесь вам и пригодится психологическая подготовка. И вот здесь мы записываем следующую компетенцию:
— уметь выделять и диагностировать поведение представителей групп риска: террористы, наркоманы, психически больные люди. Уметь успешно взаимодействовать с ними.
Более подробно мы будем говорить об этом позже. Здесь же остановимся на том, что если вы идете на шаг вперед – это дает вам преимущество. А это залог успешного выполнения задач по охране.
В слове «охрана» мы слышим защиту. Защиту физическую, защиту интересов, территории и прочее. И для этого необходимо в совершенстве обладать вышеуказанными компетенциями, чтобы на посту быть уверенным и достойным звания охранник, а не сторож.
А теперь рассмотрим какие личные и деловые качества необходимы охраннику для успешного овладения вышеуказанными компетенциями.

ПИШЕМ НА ДОСКЕ/ ЗАПИСЫВАЕМ В ТЕТРАДЬ
Личные и деловые качества важные для охранника.
Чтобы уметь «выделять потенциально опасные элементы из числа обычных» и «уметь просчитывать и предвосхищать нежелательные события» — компетенции, которые мы записали первыми, у охранника должны быть, записываем:
— развитый интеллект, широкий кругозор. Развитое логическое мышление.
Овладение индуктивным и дидуктивным методом.
Инду́кция (лат. inductio — наведение) — сначала поиск фактов, на этом основывается доказательство. Противоположна дедукции
Дедукция (лат. deductio — выведение) — метод мышления, при котором частное положение логическим путем выводится из общего, вывод по правилам логики; цепь умозаключений (рассуждение), звенья которой (высказывания) связаны отношением логического следования. Началом (посылками) дедукции являются аксиомы, постулаты или просто гипотезы, имеющие характер общих утверждений («общее»), а концом — следствия из посылок, теоремы («частное»). Если посылки дедукции истинны, то истинны и ее следствия. Дедукция — основное средство доказательства. Противоположно индукции.
— высокие показатели внимания высоким уровнем концентрации внимания,
Понятно, чтобы ничего не пропустить. Причем для Охранника важно обращать внимание на детали. И пока он на смене, на посту, его внимание полностью напряжено.
— хорошая память. Иметь память на лица, внешность и поведение человека, а также на обстановку места происшествия, уметь безошибочно воспроизводить прочитанный текст.

— быстрота реакции
— бесконфликтность
— развитая интуиция
— высокие показатели коммуникабельности
— высокие показатели саморегуляции
— хорошая физическая форма
— быстрая адаптация
— стрессоустойчивость
— знание деловой этики
— обладание низкой внушаемостью,
— способность воссоздать зрительный образ по словесному описанию,
— обладать помехоустойчивостью
— обладать способностью быстро переключаться с одного вида деятельности на другой.
— обладать чувством времени и пространства
Каждая профессия предъявляет к индивидуальным психологическим качествам человека свои определенные требования. При этом, чем сложнее и ответственнее профессиональная деятельность, тем большую роль в успешности ее выполнения играют индивидуальные психологические особенности. Более того, существует ряд профессий, связанных с работой в экстремальных условиях. Успешное освоение и эффективное выполнение деятельности в данных профессиях вообще невозможно без соответствия требованиям профессии психологических особенностей профессионала. К таким профессиям в полной мере относится и охранная деятельность. Это хорошо известно тем, кто непосредственно занимается подготовкой и руководит персоналом охраны. Однако, как правило, представление о психологическом соответствии сотрудников складывается без применения специальных знаний, интуитивно — на основе практического опыта, имеющегося у руководителя.

А сейчас более подробно разберем важное для охранника качество:
Наблюдательность — способность сотрудника охраны замечать в поведении людей и окружающей обстановке малозаметные, но существенные признаки, детали, факты, которые влияют на обеспечение безопасности личности, объекта.
На наблюдательность, кроме названных условий, влияют и такие психические процессы,
— ощущение,
— восприятие,
— память,
— мышление
— внимание.
Наблюдательность — способность сотрудника охраны замечать в поведении людей и окружающей обстановке малозаметные, но существенные признаки, детали, факты, которые влияют на обеспечение безопасности личности, объекта. Наблюдательность — свойство личности, которое свидетельствует об уровне профессионализма человека. Мастер сельского хозяйства по известным ему признакам определит место и время сева той или иной культуры, сталевар — готовность металла, мошенник — людей, которых можно обмануть и т.п.
В основе наблюдательности лежат блоки признаков, приобретенных в процессе конкретной профессиональной деятельности. Но сама по себе деятельность не может сформировать этого свойства, ибо необходимо заинтересованность, желание самого человека. Основное условие формирования наблюдательности у охранника — это интерес и положительное отношение к работе. Не может человек, отрицательно относящийся к работе, выявлять малозаметные детали, приводить их в систему. Второе условие связано с постоянным анализом своей работы. Положительные моменты закрепляются в памяти. При возникновении отрицательных — определяются причины и намечаются пути их устранения. Можно предположить, что такая информация и формирует в памяти охранника блоки, которые позволяют ему выявлять факты, заслуживающие внимания. Хорошая тактическая подготовленность является третьим условием. Профессиональность знания, умения, навыки дают возможность в нужное время занимать нужное место.
На наблюдательность, кроме названных условий, влияют и такие психические процессы, как ощущение, восприятие, память, мышление и внимание.

Ощущение — это отражение в сознании человека отдельных свойств предметов и явлений при их непосредственном воздействии на органы чувств. Ощущения бывают зрительные, слуховые, обонятельные, осязательные и вкусовые. Наиболее важными для сотрудника охраны являются зрительные ощущения, которые позволяют получать от 80 до 90 процентов информации, необходимой для несения службы.
Существенное влияние на тактику поведения и качество получаемой информации может оказать адаптация — одна из закономерностей ощущений.
Адаптация (приспособление) — это изменение чувствительности органов чувств под влиянием раздражителей. Например, через 30 — 60 секунд человек перестает ощущать надетые на руку часы; через несколько минут резкий запах. Так, если телохранитель с охраняемым лицом заходит в темный подъезд (а на улице солнечный день), то он некоторое время ничего не видит, и значит упускает важную информацию и, возможно действия людей, посягающих на жизнь охраняемого лица. Вполне возможно, что люди, совершающие преступления в подъездах жилых домов, учитывают эту закономерность. В подобных случаях отрицательное воздействие адаптации можно снизить за счет прогнозирования, ожидание ситуации и изменений в тактике, что предполагает обследование подъезда до того, как туда войдет охраняемое лицо.
При охране объектов в условиях изменяющейся освещенности сотрудники охраны предпочитают осматривать освещенные участки. Если руководство заинтересовано в качественном решении задач по охране, то оно должно подумать о хорошей освещенности объектов.

Восприятие — это целостное отражение в сознании человека, предметов и явлений при их непосредственном воздействии на органы чувств. Любой объект или явление мы воспринимаем как целое на каком-то фоне. Желание человека воспринимать все, что имеет для него смысл, приводит к доминированию целого над деталями. Поэтому, если исчезают или появляются новые детали, картина остается неизменной. В других случаях, когда ситуация известна, происходит заполнение недостающих деталей и фрагментов.
Для сотрудника охраны эта особенность восприятия чрезвычайно важна, так как он работает на одном и том же объекте, передвигается с охраняемым лицом по хорошо известным маршрутам, имеет дело с определенным набором документов, и это воспринимается, как единое целое, без выделения деталей. Например, утром, когда обычно приходит уборщица и раздается звонок, у сотрудника охраны формируется целостная картина ситуации и собственных действий. Он знает, как он откроет дверь, кого увидит, и что скажет. Но вместо уборщицы это могут быть люди с не совсем благими намерениями. Те же закономерности срабатывают при проверке документов, удостоверяющих личность, пропусков, накладных и т.п. Очевидно, что если на маршруте или около дома охраняемого лица появится новый предмет (урна с ВВ) или автомашины, то телохранители могут не обратить на это внимание.
Целостность восприятия оказывает влияние постоянно и может привести к серьезным ошибкам в работе. Чтобы исключить возможные ошибки, сотрудник должен проверять себя, задавая вопрос: тот ли это человек, документ, какие изменения произошли на объекте охраны, трассе.

Память — это процесс запечатления, сохранения, воспроизведения или узнавания. Другими словами, память — это совокупность информации, приобретенная мозгом и управляющей поведением. По тому, как долго может сохраняться информация в памяти, выделяют три уровня памяти: мгновенную, кратковременную и долговременную память.
Информация в мгновенной памяти сохраняется в пределах одной секунды. Если информация является важной, то она из мгновенной передается в кратковременную, которая достигает примерно 20 секунд. Кратковременная память не может одновременно хранить много элементов. В зависимости от сложности число элементов колеблется в пределах 7 (плюс, минус 2 единицы). Информация, представляющая особую важность, переводится в долговременную память, которая практически не ограничена по объему и времени хранения.
Сотрудник охраны действует в условиях реальной действительности и успех деятельности часто определяется его способностью запоминать и узнавать людей, особенности обстановки действия, движения. Для того, чтобы память развивалась она должна постоянно работать. Естественно, охранник не должен, да и не может запоминать все, что им воспринимается. В первую очередь запоминается информация, связанная с профессиональной деятельностью, интересами и увлечениями. С одной стороны, это предполагает определенную познавательную цель, а с другой — переживания тех или иных эмоций. Известно, что информация, связанная с эмоциональными переживаниями легче запоминается и воспроизводится.
Один из наиболее эффективных способов развития памяти основан на создание установки на запоминание. Охранник должен поставить перед собой задачу: что следует запомнить, с какой целью, в каком объеме и на какое время.
Очень важно при запоминании новой информации сопоставлять ее с имеющейся в памяти. Создавая определенные логические связи сотрудник охраны приобретает знания по избранной профессии. У него формируются, уточняются информационные блоки, которые и позволяют ему выделить в окружающей обстановке поведения людей, важные в профессиональном отношении детали.
Не следует загружать память неважной, текущей бытовой информацией. Для таких сведений надо иметь записную книжку память — не чердак, где хранятся ненужные вещи.

Внимание — направленность сознания на определенный объект. Объектом внимания может быть отдельный предмет или группа предметов, различные явления окружающей действительности, люди. Внимание выражается в позе, мимике, движениях.

Различают два вида внимания: произвольное и непроизвольное.
Непроизвольное возникает при действии сильного, контрастного, значимого или вызывающего эмоциональный отклик раздражителя. Он возникает независимо от сознательных намерений человека, без каких-либо волевых усилий с его стороны. Громкий крик, скрип тормозов, выстрел, необычные действия, контрастная одежда привлекают наше внимание. При планировании проникновения на охраняемый объект может быть использована закономерность непроизвольного внимания. Охранник-телохранитель, например, отвлекается от выполнения своей задачи на шум, крики о помощи, и этого времени вполне достаточно для проникновения на объект, выноса материальных ценностей или для того, чтобы приблизиться к охраняемому лицу.
Произвольное внимание возникает тогда, когда человек ставит перед собой задачу, цель, что обуславливает выделение объектов внимания. В этом случае внимание направлено не на то, что интересно и занимательно, а на то, что связано с деятельностью, обязанностями, на то, что нужно и важно. Выполнение этой задачи требует значительных волевых усилий. Излишние усилия по поддержанию произвольного внимания могут приводить к эмоциональной напряженности, способствующей развитию утомлению и ошибкам в работе. Поэтому, если у сотрудника охраны очень напряженная работа, требующая постоянной готовности к действиям, необходимо предусмотреть сменяемость, отдых.
Однако чаще условия работы сотрудника охраны приводят к снижению устойчивости внимания и развитию состояния монотонии. Отрицательное влияние монотонии можно значительно снизить и сохранить необходимый уровень внимания применением ряда организационных мер. Среди них можно выделить:
· психологический отбор охранников, которым предстоит работать в условиях, способствующих развитию монотонии;
· надлежащую организацию труда и отдыха;
· повышение содержательности труда таким образом, чтобы он вызывал интерес;
· смену участков работы;
· использование освещения и музыки;
· поручение дополнительных заданий;
· поддержание постоянной готовности к действиям за счет волевого усилия.

Мышление — психический процесс получения новых знаний об окружающем мире, прогнозирования возможных событий и принятия решений. Мышление сотрудника охраны относится к практическому мышлению и направлено на решение конкретных задач, возникающих в процессе деятельности. В процессе мышления он использует данные, полученные с помощью ощущений, восприятий и, информацию, хранящуюся в его памяти.
Часто приходится слышать от людей, имеющих отношение к охране, такие высказывания: «Телохранитель должен быть преданным и сильным, здоровым и глупым», то есть — сила есть, ума не надо. Однако, это далеко не так. Деятельность сотрудника охраны протекает в условиях планируемого конфликта, опасного для жизни и здоровья. Отсюда следует, что не думающий охранник превращается в «пулеуловителя», который не может защитить себя и охраняемые ценности.
Особенность мышления в том, что оно связано с реальной жизнью, с ее повседневными делами и заботами. Охранник часто решает задачи, с одной стороны, привычные, повторяющиеся постоянно: следование с охраняемым лицом по привычному маршруту или проверка документов, а с другой — задачи, возникающие неожиданно и требующие быстроты мышления, умения в экстремальной ситуации выбрать наиболее целесообразный порядок действий. Для таких решений и действий необходимы профессиональные знания, умения и навыки.
Мышление человека связано с его потребностями, мотивами деятельности и целями, достижения которых позволяет удовлетворять те или иные потребности. Если охранник не может достичь новых целей и решить возникшую задачу, используя старые тактические приемы и имеющиеся в наличии знания, его мышление активизируется. Необходимо менять тактику, приобретать новые знания. Такая ситуация называется проблемной.
Проблемные ситуации могут возникнуть в связи с изменением обстановки, указаниями руководства. Проблемные ситуации разделяют на два типа: очевидные и неочевидные.
Мимо очевидных ситуаций сотрудник охраны пройти не может. Так, например, нельзя не заметить пожар на объекте или нападение.
Сложнее обстоит дело со вторым типом. Если эта проблемная ситуация осознается, то включается мышление и принимается соответствующее решение. Если она не осознается, то охрана действует в привычном, в неизменном тактическом плане и не замечает, что обстановка уже изменилась и отрицательно влияет на обеспечение безопасности объекта. Нередко неочевидная проблемная ситуация осознается сотрудниками охраны только тогда, когда она становится очевидной. У дома, где проживает охраняемое лицо, остановилась автомашина с тонированными стеклами. Проблемная ситуация охраной не осознается. Когда охрана с охраняемым лицом выходит из дома, то опускаются стекла и сидящие в автомобиле открывают огонь из автомата. Проблемная ситуация стала очевидной, но это уже не позволяет решить возникшую проблему положительно.
Из этого следует, что все звенья охранных структур должны реагировать не только на очевидную, но и искать и разрешать неочевидные проблемные ситуации.
Мешают осознанию проблемных ситуаций две причины. Первая — отсутствие профессиональных знаний, умений и навыков. Вторая — некритично оцениваемый опыт. Человек сталкивается с ситуацией, которая встречалась в прошлом, и не делает никаких выводов. Мышление спит. Но в конфликтном взаимодействии ситуации никогда не повторяются дважды, всегда есть отличия, которые могут оказать решающее влияние на развитие событий.
Осознав проблемную ситуацию, сотрудник собирает информацию, позволяющую принять правильное решение. Информация должна быть полной, точной и своевременной. Сотрудник охраны, принимающий решение, должен заинтересован в получении как можно более полной информации о конкретном явлении, условиях и факторах, отрицательно и положительно влияющих на выполнение задачи, о вероятном противнике, его силах методах, средствах и т.п. Реализовать это правило трудно. На точность информации влияет экстремальность ситуации, ошибки при передаче, неопределенность, противоречивость, а в некоторых случаях намеренное дезинформация. Очевидно, что полная, точная, но запоздалая никому не нужна.
После сбора необходимой информации следует этап выдвижения версий. Предполагается, что сотрудник определяет различные варианты собственных действий и ситуацию в целом. Выдвигает и контролирует версии сам человек. Поэтому их качество и количество зависят от личных качеств сотрудника. Его отношение к труду, предприятию, руководству и т.п. Выбор одной из версий, когда человек говорит себе, что я буду действовать так, а обстановка будет развиваться следующим образом, означает принятие решения действовать.
Наиболее сложный для принятия решения является экстремальная ситуация, поскольку сотруднику не хватает времени для сбора информации, выдвижения и контроля версий. Вместе с тем такая информация, как правило, неожиданна и приводит к возникновению дистресса, который дезорганизует деятельность, в том числе и мыслительную. Можно предположить, что в подобных условиях решения не принимаются или они ошибочны. Выходом из создавшегося положения является вероятностное прогнозирование.
В охранной деятельности суть вероятностного прогнозирования заключается в предварительном моделировании охранником, телохранителем проблемных ситуаций, которые могут возникнуть в местах несения службы. При этом оценивается имеющаяся информация, выдвигаются версии и принимаются решения. Иными словами, для каждой ситуации отрабатываются возможные действия противника или чрезвычайных ситуаций и варианты собственных действий. Поэтому возникшая экстремальная ситуация будет ожидаема сотрудником, и он не попадет в состояние дистресса. Охранник сможет использовать один из вариантов разработанных действий, внося определенные коррективы, и не лишится возможности ясно мыслить.
Мышление, особенно в экстремальных ситуациях, протекает в условиях быстроменяющейся обстановки, дефицита времени и информации, эмоционально-волевого напряжения, связанного с опасностью, необходимостью быстрого принятия и реализации решения. Учитывая двусторонний характер конфликта, успеха добивается тот, кто в минуту опасности проявляет собранность и ясность мышления, способность оценить обстановку, принять нужное решение и реализовать свой план.

Психологами установлено, что пребывание в сложной экстремальной ситуации, связанной с риском для жизни и здоровья, оказывает массивное истощающее действие на человека, нередко приводящее к состояниям психической дезадаптации. По исследованиям психологов, среди представителей опасных профессий (в частности, инкассаторов) 34,5% имеют пограничные психические расстройства, что значительно выше, чем в других профессиях, связанных с эмоциональным стрессом.
Установлено, что состояния, возникающие под воздействием экстремальных факторов и угрозы, существенно снижают успешность и качество выполнения работы, увеличивают уровень психофизиологических затрат деятельности, а также вызывают целый ряд неприемлемых социально-экономических и социально-психологических последствий: повышение текучести кадров, снижение удовлетворенности трудом, деформацию личностных и характерологических качеств, увеличение риска суицида.
Законодательная и нормативно-правовая основа, регламентирующая охранную деятельность, к сожалению, не обеспечивает психологическую безопасность сотрудников, занимающихся охраной. Сейчас во многих охранных агентствах, в крупных фирмах, где есть собственные службы безопасности, специально подготовленные психологи работают над их проблемами, что часто приводит к повышению многих показателей, укреплению командного духа, повышению трудовой дисциплины, снижению текучести кадров. Особенно успешно обстоят дела в структурах, где проблемы персонала решаются комплексно: оценка, подбор, формирование адекватной мотивации, адаптация, обучение, тренинги, психотерапия, командообразование — то есть работа ведется во всех направлениях.
Каким должен быть идеальный сотрудник охраны? В глазах общественного мнения — это должен быть добрый молодец огромного роста, косая сажень в плечах, бывший “афганец” или “чеченец”, то есть имеющий опыт ведения боевых действий и владеющий боевыми искусствами. Все это вряд ли стыкуется с действительностью. Нельзя забывать, что успешность охраны объекта зависит больше не от объема и массы человека его защищающего, а от быстроты реакции и бдительности. Габариты охранника могут сослужить хорошую службу для создания имиджа организации, а также как внешний атрибут его функций («кто с мечом к нам войдет, от меча и погибнет»). Приемы восточных единоборств технически мало применимы в опасных ситуациях, владение ими же просто свидетельствует о хорошей спортивной форме их обладателя, так же, как и занятия другими видами спорта. А опыт ведения боевых действий, напротив, часто мешает трудоустройству бывших воинов в охрану, так как их специфика реагирования на опасность (автоматические действия) может привести к тяжелым последствиям: травмам или даже смерти нападающего, однако опасность может оказаться субъективной.

Визуальная диагностика объектов наблюдения.

Теперь разберем важную тему:
Отсутствие у охранника права принудительной проверки документов всех типов.
Юридически Охранник не может требовать предъявления документов, это вы знаете. Но вы так же знаете, что клиент требует чтобы вы проверяли документы, например, на входе, если вы стоите на охране объекта или на вахте. Как же быть?
Мы можете вывесить объявление «Предъявите документы» и граждане, посетители будут «приглашены» к неким правилам игры. В нашем обществе с пониманием относятся к контрольно-пропускному режиму и скорее всего проблем не будет. (а если будет??????)
Дополнительно создайте атмосферу доверия.
Создание атмосферы доверия.
Однажды был проведен эксперимент. Некто в центре Лондона подходил к прохожим, предлагаяим десятифунтовую банкноту в обмен на пятифунтовую. С логической точки зрения, это была выгодная сделка для прохожего. И все же многие люди не брали эти десять фунтов. Почему? Слишком хорошо, чтобы быть правдой. Люди не знали человека или не доверяли ему, предлагающему, просто так прибыль в пять фунтов. Они были уверены, что здесь кроется какой-то обман и вот-вот выскочит из-за кустов оператор со Скрытой Камерой. Многие люди откажутся от явной выгоды в чем-либо, если они не доверяют человеку, ее предлагающую.
Итак, доверие – необходимый компонент любых отношений. Если нет доверия – нет отношений. Именно поэтому одна из самых важных задач при обучении коммуникации – создание атмосферы доверия. Она уменьшит ваши страхи и страхи партнера перед предательством и отвержением и посеет семена надежды и поддержки.
Когда мы общаемся с кем-нибудь и хотим, чтобы человек доверился нам, принял нашу точку зрения, или почувствовал по поводу какого-то события то же, что и мы, у нас есть два пути:
Первый путь – формирование сознательного доверия (убеждение, аргументация, логика, самопродвижение);
Второй путь – формирование бессознательного доверия (внушение, манипулирование, подражание, заражение, формирование благосклонности);

РИСУЕМ НА ДОСКЕ/ ПИШЕМ В ТЕТРАДИ

psip002
Сознательное доверие
Задайте себе два вопроса:
· «Почему вы поверили кому-то?..»
· «Почему вы доверяете какому-то человеку?..»
Вроде вопросы похожи, но по глубине — разные.
Ответ на первый вопрос относится к конкретной ситуации, в которой вы поверили кому-то. Это, как правило, достигается умением убеждать, логически аргументировать.
Ответ на второй вопрос относится к отношениям, которые складываются длительное время, в течение которого ваш партнер убедил вас, что ему можно доверять, как человеку.
Я доверяю ему, потому, что:
· Знаю его давно…
· Он никогда меня не подводил…
· Я много раз убеждался, что ему можно доверять…
Все эти ответы, говорят о том, что данное доверие складывалось длительное время и сознательно, что с этим человеком «съеден пуд соли». Мы, как правило, прилагаем большие усилия, чтобы сложить такое доверие со значимыми для нас людьми и очень дорожим им. Такое поведение называется самопродвижением. И именно с него мы и начнем.
Самопродвижение
Итак, я думаю, что вы согласитесь с тем, что у такого типа доверия есть одна характерная черта – осознанный риск раскрытия перед другим человеком, которым он может воспользоваться.
Можно условно выделить следующие этапы формирования такого доверия:
· Вы находитесь в ситуации, где ваш выбор, доверять или нет, может привести к полезным, или вредным последствиям. Поэтому вы осознаете, что, оказывая доверие, вы идете на риск.
· Вы понимаете, что польза или вред последствий зависит от будущего поведения вашего партнера.
· Вы ожидаете, что, если последствия будут плохими, вы пострадаете больше, чем, если последствия будут хорошими.
· Вы все-таки чувствуете себя довольно уверенным в том, что другой человек поведет себя так, что последствия будут хорошими.
Так, мать, оставляя ребенка с няней, делает выбор в пользу доверия, потому что она, вероятно:
· Осознает, что ее выбор может привести к полезным или вредным последствиям;
· Понимает, что последствия ее выбора зависят от дальнейшего поведения няни;
· Ожидает, что она пострадает значительно сильнее, если ее доверие будет обмануто (ребенку будет нанесен вред), чем она приобретет, если ее доверие будет оправдано (мать сделает покупки);
· Она чувствует себя довольно уверенной в том, что няня будет вести себя так, что последствия будут хорошими;
Как вызывать сознательное доверие
Страх и недоверие — это защитные реакции — основное препятствие, мешающее человеку нормально жить и эффективно общаться. Доверие достигается, когда вы принимаете партнера и ваша коммуникация ясна, полезна, ничего не скрывает.
Если человек, идя на риск самораскрытия, не чувствует, что его принимают, он не будет доверять вам и в дальнейшем, не будет откровенным.
Тот, кто раскрывается первым, — уязвим, и партнер на некоторое время получает власть над его чувствами. Он может сделать так, чтобы первый почувствовал себя хорошо — приняв и поддержав его, а может заставить чувствовать его плохо — отвергнув и высмеяв.
Атмосфера доверия возникает, когда партнер не пользуется уязвимостью говорящего. Если он использует свою власть, чтобы нанести ему вред, доверие разрушается.
Быть достойным доверия — значит, использовать свою власть для развития отношений, а не, чтобы воспользоваться уязвимостью говорящего.
Говоря более точно, если ваш партнер пошел на риск самораскрытия, вы заслуживаете доверия постольку, поскольку вы:
· Выражаете принятие и поддержку партнеру (но не всегда его поведению).
· Раскрываете себя перед ним в ответ на его действия.
Основа построения доверия в том, чтобы быть заслуживающим доверия. Ваша теплота в общении ведет к высокому уровню доверия. Она усиливает ожидания партнера, что, если он раскроет себя, вы ответите ему принятием и поддержкой.
Конгруэнтность
Кроме этого, соответствие между словами и поведением также повлияет на то, будете ли вы восприняты заслуживающим доверия или нет.
Если вы нахмуритесь, когда говорите, что вам приятен ваш партнер, и затем отойдете, высказывание не будет считаться очень заслуживающим доверия. Такое соответствие между формой и содержанием вашего поведения называется конгруэнтностью.
Быть конгруэнтным – это уметь выражать свое внутреннее состояние, мысли своим поведением, телом, действиями. В противном случае, возникает не доверие, тому, что вы говорите, делаете.
Важно еще и то, что часто неконгруэнтность является бессознательной. Человек не осознает, что его тело, поведение противоречат тому, что он говорит, и он искренне недоумевает, почему ему не доверяют.
Очень важно развивать в себе навыки конгруэнтного поведения в различных ситуациях.
Например, в ситуации формирования доверительных отношений, это означает:
· иметь чувство доверия и открытости к партнеру общения;
· уметь его выразительно и адекватно для партнера продемонстрировать;
Ниже будут приведены упражнения, которые позволят эту выразительность хорошо развить.
Доверие – это пророчество, которое сбывается…
Часто, можно слышать, я не доверяю людям, потому, что они не доверяют мне. И, как только они ко мне изменятся, я тут же, тоже изменюсь. Проблема лишь в том, что окружающие почему-то не меняются… и не будут меняться, потому, что причина не в них, в нас самих.
Отношение окружающих к нам – это лишь зеркало нашего бессознательного отношения к самому себе и к окружающим…
Не плохо звучит?!.. Вот, пример того, как оказание доверия сравнимо с пророчеством, которое сбывается.
Мы обычно ведем себя соответственно ожиданиям других людей. Если мы чувствуем, что человек нам не доверяет, если он ожидает, что мы не оправдаем доверия, мы часто так и делаем. Если мы чувствуем, что люди доверяют нам, считают, что мы заслуживаем доверия, мы часто такими и бываем. При установлении доверия в отношениях наши ожидания относительно другого человека могут повлиять на наше поведение и таким образом создать возможность сбывшегося пророчества.
Многое можно сказать в пользу того, что лучше считать, что люди заслуживают доверия. Вот, что рассказывает одна история:
Жил на свете один старый человек, каждый день он поднимался на вершину холма и задумчиво глядел на расстилающийся внизу городок. Однажды около него остановился путник с узлами за плечами и спросил: «Что за люди живут в этом городе, я спрашиваю, потому что ищу, где поселиться?» Старик ответил вопросом: «А какие люди жили в том Городе, откуда вы родом?» «Жалкое отродье, — сказал путник, — негодяи, грубияны, жадные, которым ни до кого кроме самих себя и дела нет. Зимой снега не выпросишь. Вот поэтому я и решил уйти от Них! Но что за люди живут в городке, на который вы смотрите?»
Старик ответил: «Лучше уж вам идти мимо. Люди здесь точно такие же, как и там, откуда вы пришли». И путник ушел. А старик опять остался один.
Случилось, что и на следующий день к нему подошел другой путник с узлами за плечами и спросил то же самое: «Что за люди живут в этом городе, я ищу, где поселиться?» И опять старик повторил свой вопрос о том, какие люди живут в том городе, откуда путник родим. «Горько мне «вспоминать об этом — они все — были такими честными, храбрыми и заботливыми, благородными и добросердечными, дружными и любящими, готовыми чужому отдать последнюю рубашку».
Услышав такое, старик улыбнулся и сказал: «Добро пожаловать, тогда, в наш город. Уверен, найдете вы здесь точно таких же людей, как в том городе, откуда вы пришли…»
Итак, чтобы ваши отношения укреплялись, вам следует:
· Сделать так, чтобы партнер чувствовал вашу поддержку в том случае, когда он идет на риск;
· Если вы не согласны с тем, что он говорит, сделать так, чтобы ему было ясно, что вы отвергаете его мысли, а не его самого;
· Обязательно раскрывать свои чувства и мысли относительно ваших отношений;
· Всегда вознаграждать открытость, когда имеете дело с друзьями или индивидами, с которыми хотите наладить близкие отношения;
Умение убеждать, логически аргументировать
А теперь давайте познакомимся с некоторыми эффективными методами убеждения и аргументации, которые можно успешно использовать в конкретных ситуациях взаимодействия с кем-либо.
Аргументация
Аргументация – это высказывание и обсуждение доводов в пользу предлагаемого решения или позиции с целью формирования или изменения отношения собеседника к данному решению или позиции.
Для того, чтобы аргументация была по-настоящему конструктивной, она должна отвечать следующим условиям:
Во-первых, цель аргументации должна быть отчетливо осознана самим инициатором влияния иоткрыто сформулирована адресату, например:
«Мне хотелось бы доказать вам преимущества метода усиления полномочий подчиненных» или
«Позволь мне доказать тебе, что этого человека нецелесообразно принимать к нам на работу».
В тех случаях, когда мы начинаем аргументацию, не осознав своей собственной цели и/или не сообщив ее адресату, он может воспринять наше воздействие как манипулятивное.
Во-вторых, прежде чем предпринимать попытку аргументации, необходимо заручиться согласием адресата нас выслушать.
В то же время ответ «потом», если он повторяется систематически, может свидетельствовать о попытках игнорирования. В этом случае необходимо сначала противостоять игнорированию, а затем, в случае успеха, перейти к аргументации.
Проблема состоит в том, что аргументация является конструктивным, но энергетически не всегда достаточно мощным способом влияния.
Она требует «эмоционального штиля» и душевной ясности. Для этого зачастую необходима большая предварительная работа.
Важный момент переключения здесь – концентрация не столько на логике построения собственного доказательства, сколько на психологии взаимодействия с адресатом. Невозможно быть убедительным вообще, объективно. Можно быть убедительным для кого-то конкретно.
Убедительность – это то, что возникает в процессе взаимодействия.
Необходимые условия аргументации
· Согласие партнеров слушать друг друга;
· Эмоциональный «штиль»;
ОБЩИЕ ПРАВИЛА
1. Вежливость и корректность
При любых ответах партнера аргументатор должен сохранять вежливость. Высказывания, принижающие личность партнера по общению,недопустимы. Даже если инициатору забавно то, до какой степени непонятлив его партнер, ему следует воздержаться от иронии и сарказмов.
Высказывания вроде: «А я думал, ты хорошо учился в школе…» или «Тебе придется, наверное, долго думать над этим, быстро не получается…» – это, в сущности, манипулятивные высказывания, «щипки», которые нарушают эмоциональный штиль когнитивного обсуждения проблемы.
2. Простота
Все высказывания должны быть простыми, понятными, не содержать в себе вычурных выражений и редко используемых или специальных терминов. Например, вряд ли удачна формулировка:
«Давайте подойдем к проблеме онтологически, оставим пока в стороне ее этиологический аспект…»
или
«Просодические характеристики речи вступают в конфликт с такими проявлениями, как кинесика и такесика…»
Вместо них лучше использовать другие, соответственно:
«Давайте решать проблему по существу, сейчас не так важно, как она возникла…»
и
«Интонации этого человека ласковые, а жесты – резкие и размашистые, он то и дело задевает партнера руками…»
3. Общий язык
В аргументации важно использовать не тот язык, который кажется простым, а тот, который понятен обеим сторонам. В некоторых случаях допускается говорить на языке партнера, даже если он несколько «снижен» по сравнению с обычным языком аргументирующего.
Это не означает, что нужно «опускаться» до оборотов речи хотя и понятных и выразительных, но противоречащих общепринятым нормам языка. Грань здесь бывает порой неуловима.
4. Краткость
Для того, чтобы удержать внимание слушающего, речь должна быть по возможности краткой. Заставлять себя слушать – почти всегда означает совершать насилие над другим человеком. Такое насилие теммучительнее, чем длиннее речь. Краткость – одно из выражений вежливости и уважения к собеседнику.
5. Наглядность
При доказательстве своей идеи полезно применять наглядные средства, которые помогают реализовать преимущества не только абстрактно-логического, но также образного и наглядно-практического мышления.
К числу наглядных средств могут относиться:
· рисунки, графики;
· предметы, образцы продукции и др.;
· образные сравнения.
Все эти средства должны быть понятными, доступными для разглядывания, воображения, а если возможно – и для ощупывания. Также могут использоваться интерактивные средства, в которых человек сам совершает конкретные действия, приводящие к определенным последствиям.
Таким образом, человек получает возможность на собственном опыте убедиться в действенности аргументов.
– Попробуйте надавить здесь, и вы увидите, как подушка примет форму вашей руки.
– Попробуйте ввести другие данные, например, увеличьте объем продаж на 5%, и вы увидите, как изменится характер кривой на мониторе и т. п.
6. Избежание чрезмерной убедительности
Зачастую аргументирующий не может преодолеть искушения прямо указать адресату на ошибку в его рассуждениях: «Ну, видишь теперь, где ты ошибся?..» Чрезмерная убедительность бросает вызов чувству собственной значимости и поэтому вызывает защитную реакцию в форме сопротивления.
Другой вариант излишней убедительности – чрезмерное количество аргументов. Излишняя доказательность подозрительна.
«Я не буду сейчас переделывать инструкции, поскольку я не хочу ограничивать сотрудников чрезмерной регламентированностью. Кроме того, у меня нет на это времени…»

ТЕХНИКИ АРГУМЕНТАЦИИ
1. Метод положительных ответов Сократа
Последовательное доказательство предлагаемого инициатором решения проблемы или задачи.
Каждый шаг доказательства начинается со слов:«Согласны ли вы с тем, что…»
Если адресат отвечает утвердительно, данный шаг можно считать пройденным и переходить к следующему. Если партнер отвечает отрицательно, инициатор продолжает словами: «Простите, я не совсем удачно сформулировал вопрос. Согласны ли вы с тем, что…» и т. д. до тех пор, пока адресат не согласится со всеми шагами доказательства и с предлагаемым решением в целом.
Примечание. Задавать иные вопросы, кроме вопроса«Согласны ли вы…», не рекомендуется. Особенно опасны вопросы: «А, почему вы не согласны?..» или «Почему вы возражаете против очевидных вещей?..»
Метод сцепления аргументов
Конкретным примером практического применения техники Сократа является метод сцепления аргументов.
Метод сцепления аргументов – это нахождение слова или словосочетания, пересекающее по смыслу с исходным выражением, но позволяющее взглянуть на него в новом ракурсе.
Построение цепочки сцепленных аргументов позволяет логически связывать между собой первоначально несовместимые понятия, что является очень важным в процессе аргументации. Давайте рассмотрим пример.
Предположим, что мы хотим убедить нашего партнера в том, что такое качество человека, как мягкость, при определенных обстоятельствах, может стать причиной возникновения чувства зависти. Используя метод Сократа, мы можем построить следующую цепочку аргументации:
· Согласны вы с тем, что мягкость делает человека более уступчивым…
· Согласны вы с тем, что в результате уступчивости, мы можем не получить того, чего хотим…
· Согласны вы с тем, что, если, это будет повторяться часто, в нас могут накапливаться некоторые неудовлетворенные потребности…
· Согласны вы с тем, что, у других может не быть такой проблемы, и они будут получать от жизни то, что они хотят…
· Согласны вы с тем, что, сравнивая себя с ними, мы можем начать испытывать некоторую несостоятельность и даже что-то похожее на «комплекс неполноценности»…
· Согласны вы с тем, что в подобной ситуации в отношении этих людей у нас может появиться некоторое своеобразное чувство зависти…
· Таким образом, возможно, вы согласитесь с тем, что при определенных обстоятельствах, такое человеческое качество, как мягкость может стать причиной возникновения чувства зависти к другим людям и стать источником внутренних проблем…
мягкость – уступчивость – неудовлетворенные потребности – успешные другие – сравнение – комплекс неполноценности – чувство зависти;
Мы можем также использовать построение цепочки, сцепленных критериев, с использованием специальных переходов позволяет более гладко логически связывать между собой первоначально несовместимые понятия и делает процесс аргументации более убедительным. Вот пример:
· Как показала психологическая практика, мягкость делает человека более уступчивым и, в результате этого, мы можем не получить того, чего хотим…
· И, если, это будет повторяться слишком часто, в нас могут накапливаться неудовлетворенные потребности…
· В тоже время, у других может не быть такой проблемы, и они будут получать от жизни то, что они хотят…
· И когда, мы невольно начинаем сравнивать себя с ними, мы можем испытывать своеобразный «комплекс неполноценности»…
· Который способен вызвать у нас определенное чувство зависти в отношении этих людей…
· Таким образом, наша мягкость может при определенных условиях, породить в нас чувство зависти в отношении других людей и стать источником внутренних проблем…
2. Метод двусторонней аргументации
Открытое предъявление как сильных, так и слабых сторон предлагаемого решения, дающее адресату понять, что инициатор влияния сам видит ограничения этого решения.
Предоставление адресату возможности самому взвесить аргументы «за» и «против»
Примечание. Рекомендуется применять лишь по отношению к высокоинтеллектуальным партнерам.
Контраргументация
Фактически контраргументация – это более частое явление, чем аргументация, особенно если обсуждение темы занимает не 15 минут, а несколько часов, дней или даже месяцев.
ТЕХНИКИ КОНТРАРГУМЕНТАЦИИ
1. Метод перелицовки аргументов партнера
Прослеживание хода решения проблемы или задачи, предложенного партнером, вместе с ним до тех пор, пока не будет найдено противоречие, свидетельствующее о справедливости противоположных выводов.
Примечание. Рекомендуется тщательно придерживаться логики ЧУЖОГО решения, вместо того, чтобы предлагать свою.
· Выслушивание доказательства партнера;.
· Воспроизведение вслух того доказательства, которое предложил партнер;
· Прослеживание логики доказательства партнера с использованием наглядных средств;
Высокий пилотаж исполнения техники: помочь партнеру прийти к открытию «Мы оба ошиблись…»
Высший пилотаж: помочь партнеру прийти к открытию «Ну вот видишь, я все же нашел правильное решение, а ты говорил…»
Примечание. Не рекомендуется быть «убийственно» убедительным и подчеркивать, что партнер допустил ошибку или противоречие.
2. Метод развертывания аргументации
Предъявление партнеру новых, ранее не известных ему аргументов.
Примечания. Можно использовать только после того, как проведена работа с уже предъявленными аргументами партнера, иначе новые аргументы просто не будут услышаны.
3. Метод разделения аргументов
Разделение аргументов инициатора на верные, сомнительные и ошибочные и обсуждение их по формуле:
· «Я согласен с вами в том, что…» (далее воспроизводится соответствующий аргумент);
· «Правда, я уже менее уверен, что…» или «Не могу избавиться от некоторого сомнения в том, что…» или «Хотелось бы, чтобы это было так, однако мой опыт говорит, что не всегда…» (далее воспроизводится сомнительный аргумент).
Примечания. Такое начало помогает партнеру почувствовать, что в принципе вы готовы и согласиться с ним. Выражение сомнения помогает партнеру почувствовать, что вы готовы трезво и честно взвешивать все аргументы.

«Ну а что касается (далее следует ошибочный аргумент), то, увы… (далее следует опровержение с помощью метода положительных ответов, перелицовки или развертывания аргументации).
Примечания. Работа, проведенная на этапах 1 и 2, помогает партнеру эмоционально смириться с вашим несогласием на этапе 3 и рационально оценить ваши встречные аргументы и доказательства.

И вот документ попал к вам в руки. Настала очередь:
Проверки документа на подлинность.
Кроме самого документа вы смотрите и на его владельца. Вот признаки по которым можно определить подлинный документ или нет:
— владелец документа отводит глаза. Зрачки увеличились. Взгляд с права верха влево вниз.
— руки спрятаны или назад или в карман. Или в кулаке. Или в позе Наполеона. Ладонь влажная.
— Потирание носа в момент просмотра вами документов тоже можно отнести ко лжи.
— Не внятные ответы на ваши вопросы, касающиеся документа. Если вы держите в руках паспорт и сомневаетесь, спросите где прописан владелец документа, место рождения, когда получил паспорт. На что обращаем внимание:
Невербальные признаки:
— запинки в речи
— речевые паузы
— замедленный темп речи
— напряженность
— высокий тон голоса

Вербальные признаки:
— неправдоподобные ответы
— уклончивые ответы
— отсутствие подробностей
— нехватка личного отшения
— структурированная подача, как заученная
— негативные утверждения

На действия человека могут повлиять и такие эмоции, как чув­ство вины, страха или волнения. Чем сильнее эти эмоции, тем более вероятно проявление невербальных признаков лжи. Лжецы, кото­рые чересчур боятся быть уличенными в обмане, пытаются предстать перед окружающими честными людьми. Их поведение зачастую лишено гибкости, сплани­ровано и отрепетировано. Помимо этого, эмоциональные пережива­ния нередко выражаются в повышении высоты голоса, которое яв­ляется реакцией, неподконтрольной лжецу. Однако такое повыше­ние весьма незначительно и очень плохо поддается обнаружению. Наконец, эмоции способны проявиться на лице. Страх, например, автоматически проявляется в поднятии и сведении бровей, в подня­тии верхнего века и напряжении нижнего. Лжецы, не желающие вы­казать свой испуг, стараются подавить выражение этих эмоций, Им часто удается сделать это за секунды после того, как у них появ­ляется подобное выражение. Это означает, что хотя бы на долю се­кунды выражение лиц обманщиков позволяет опытным дознавате­лям изобличить их во лжи.

Проблема определения подлинности документов возникла одновременно с их появлением. Что касается фальшивомонетчиков, то они были всегда. Даже когда человечество еще не знало денег, обменивая товары на куски золота, ракушки, зерна какао и т.п., отдельные “умельцы” умудрялись находить этим суррогатным деньгам более дешевую замену.
С тех времен принципиально ничего не изменилось. Только технологии выпуска документов и денежных знаков, а следовательно и подделок стали более сложными.
Определение подлинности документов, денежных знаков и ценных бумаг входит в круг задач криминалистической диагностики.
Объектами криминалистической диагностики являются письменные документы, исследованию в которых подлежат в первую очередь их реквизиты (записи, оттиски печатей и штампов, машинописные тексты, пометки и пр.); материалы, из которых они выполнены (бумага, краски, клеи и пр.); следы, оставленные орудиями письма и иными приспособлениями (печатями, штампами, полиграфическими машинами и т.п.); остатки травящих веществ, использованных для удаления текста и др.
Под документами подразумеваются:
личные (удостоверительные – паспорта, водительские документы, дипломы и пр.), характеризующие трудовую деятельность – трудовые книжки, больничные листки, характеристики, личные дела и т.п.);
справочно-удостоверительные (справки об учебе, наличии детей, зарплате, месте работы и пр.);
денежные (чековые книжки, приходные и расходные ордера, кассовые книги, платежные ведомости, банкноты и т.п.);
отражающие движение материальных ценностей (накладные, учетные журналы, путевые листки и т.д.);
иные (лотерейные билеты, денежные билеты, железнодорожные и авиационные билеты, рецепты, кассовые чеки и т.п.).
Составляющие предмет криминалистической диагностики задачи принято условно подразделять на две группы: диагностические и идентификационные. К задачам диагностического исследования можно отнести следующие:
установление способа изготовления документа и его частей;
установление факта и способа внесения изменений в документ либо его части;
определение рода, вида документа;
установления первоначального содержания документа (выявление невидимых и слабовидимых текстов, выцветших, залитых, зачеркнутых, замазанных, вытравленных, подчищенных записей, текстов на сгоревших документах, текстов по вдавленным штрихам и др.);
определение возраста документа и последовательности выполнения его реквизитов.
Определение подлинности документа, печати, штампа является непростой задачей, посильной технически оснащенному специалисту или эксперту.
Задачами идентификационного исследования являются следующие:
установление, к одному ли роду, виду, группе принадлежат сравниваемые объекты (документы, их материалы);
к одному или разным источникам происхождения относятся сравниваемые объекты;
одни и те же или разные материалы или технические средства использованы для изготовления документа или сравниваемых документов (в т.ч. одной или разными печатными формами нанесены оттиски на документ, на одной или разных пишущих машинках напечатаны тексты документа в целом или его части и т.п.);
составление целого документа по его частям.
При изготовлении конкретного вида документа разрабатываются комплексы защит, обеспечивающих устойчивость документа от несанкционированного воспроизведения (частичной или полной подделки). Защитный комплекс позволяет определить подлинность документа на различных этапах проверки.
Выбор защитного комплекса зависит от того, какой документ производится.
По видам защита подразделяется на:
технологическую;
графическую;
химическую;
физическую;
комбинированную.
В свою очередь, каждый из указанных видов объединяет конкретную группу методов.
Технологический вид объединяет методы, в основе которых лежит расчет конкретных свойств создаваемого объекта. К таким методам могут относиться:
расчетный состав бумаги;
заданный состав красящих веществ;
поверхностная обработка бумажного полотна;
водяной знак;
заданный состав в бумажной массе цветных и люминесцируюших волокон либо других включений конфетти;
заданная комбинация защитных включений;
полиграфическая рельефная печать;
Kipp-эффект, характеризующий характер глубокой печати, распознаваемый при специальном освещении.
Графический вид защиты предопределяет совокупность методов, основанных па использовании в качестве защиты форм, размерных характеристик, приемов расположения и сочетания элементов графического изображения. При этом графическое изображение может быть как видимым, так и невидимым при обычном освещении и визуализироваться в ультрафиолетовых (УФ) и инфракрасных (ИК) лучах. К данным методам защиты могут относиться:
псевдоводяной знак;
гильоширные рамки;
гильоширные розетки;
микротекст;
защитные сетки;
нерегулярный растр;
ассюре, корро;
различные по форме и сочетанию шрифты;
комбинированное растрирование;
комбинация различных по форме и виду защитных сеток;
специально вынесенные на микроуровне дефекты графических элементов;
псевдоволокна;
несимметричное расположение графического изображения.
Химический вид защиты бланков ценных бумаг объединяет методы защиты, сущность которых основана на свойствах химических веществ вступать в химические реакции с другими соединениями с возможностью контроля результата:
метод цветной реакции.
Физический вид защиты включает методы защиты, основанные на физических свойствах объектов и веществ. Методы данного вида разнообразны и могут определяться следующим:
изменением формы поверхности элементов бланка ценных бумаг (конгревная печать);
меточными элементами с голограммами и метограммами;
усилением либо гашением люминесценции поверхности бланка ценной бумаги;
люминесценцией веществ с различным квантовым выходом;
комбинацией веществ люминесцирующих с различной цветовой гаммой;
свечением веществ в ИК-, УФ- и СЗС-лучах;
использованием веществ с различными магнитными свойствами.
Комбинированный вид защиты представляет собой использование различных видов защиты в сочетании:
с использованием метода пластической деформации поверхности объекта в сочетании с изображением (конгревная печать + гильоширная розетка);
с введением люминесцирующих веществ в красящее вещество сеток, гильоширных рамок, розеток и т.д.;
с химолюминесценцией.
Данная классификация показывает, насколько широк диапазон видов и методов, используемых при разработке, изготовлении и проверке документов на подлинность.
Для многих видов документов, например, удостоверяющих личность – паспорта, водительские права – характерно введение ламинирующих слоев с особыми свойствами.
Известная часть информации об элементах защиты документов является конфиденциальной и не публикуется по открытым каналам.
Аппаратурные средства контроля документов позволяют выявить перечисленные признаки подлинности документов и характерные признаки частичной или полной его подделки.
Полная подделка документа, при котором достигается полное сходство с подлинником, требует от преступника, помимо определенного навыка, располагать необходимыми для этого материалами, шрифтами, аналогичными печатными устройствами и т.д. В силу этого, подделка документов, изготовленных на полиграфическом предприятии с использованием современной техники и реализацией определенных средств защиты, представляется достаточно сложной задачей для отмеченной категории лиц. По этой причине полная подделка бланков документов, выполненная с воспроизведением всей системы защиты, встречается крайне редко. Более часты случаи воспроизведения бланков, в той или иной степени имитирующих подлинный бланк.
Основными наиболее часто имитируемыми элементами (средствами) защиты бланков документов являются водяной знак, полоса безопасности, волокна, элементы полиграфической защиты.
Частичная подделка заключается во внесении отдельных изменений в подлинный документ.
Такие изменения вносятся путем:
подчистки;
химического травления текста;
дописки, допечатки, исправления текста;
замены частей документа (фотокарточки, листов в многостраничных документах);
подделки подписей, оттисков печатей и штампов.
Аппаратурные средства контроля документов позволяют также восстанавливать изображения, случайно или умышленно скрытые под заливками красителей или под склеенными листами документов.
Известно, что по степени криминогенной пораженности лидерство в нашей стране устойчиво держит финансово-кредитная система. На ведущее место выходят преступления с использованием фиктивных банковских гарантий, поддельных векселей, аккредитивов и т.п. Зафиксированные правоохранительными органами масштабы использования поддельных документов подтверждают эффективность применения преступным сообществом современных технологий и вычислительных средств. Доступность приобретения таких средств, как компьютер со стандартным программным обеспечением, лазерный или струйный принтер, ксерокс или ризограф, значительно упрощают возможность фальсификации документов.
Сказанное справедливо и в отношении печатей и штампов, предназначенных для документов, дающих их владельцам особые полномочия. Изготовление фальшивых печатей носит в настоящее время массовый характер. Технология изготовления клише настолько проста, что их производство может быть организовано на любой кухне.
Подлинность документа устанавливается исключительно при проведении криминалистических исследований в процессе его идентификации.
Данного рода исследования проводятся всегда в сравнении исследуемого документа с подлинником.
Существует следующий алгоритм проведения исследований:
визуальный осмотр документа при дневном рассеянном свете;
определение геометрических размеров, наличие и расположение элементов графического рисунка;
исследование документа на просвет;
исследование документа в косопадающем свете;
изучение документа с использованием микроскопа, источника ультрафиолетового излучения, инфракрасного визуализатора, прибора для магнитооптического контроля (в определенных случаях могут использоваться лазерная техника и электронная микроскопия);
если документ имеет химическую защиту, то на последнем этапе, так как это происходит в большинстве случаев с нарушением собственно документа или его части, проводятся химические исследования;
в первую очередь проводится исследование документа на выявление комплекса защит, внесенных в него при изготовлении и выпуске в эксплуатацию.
В процессе изучений объекта в основном ищут различия, а не сходство.
Особого внимания требует проблема хождения и выявления фальшивых российских денежных знаков и валюты, которая в большинстве своем в настоящее время представлена на российском рынке американскими долларами и евро.
Не следует полагать, что проблема фальшивых денег обрушилась на Россию только сейчас. Например, в начале 80-х годов прошлого века по СССР ходило огромное количество поддельных червонцев, продолжая участвовать в товарообороте наравне с настоящими деньгами вплоть до денежного обмена.
Что касается американских долларов, то, по всей вероятности, никто точно не знает, сколько фальшивых банкнот находится в обращении.
В любой валюте заложено несколько степеней защиты.
1. Простейшая, видимая невооруженным глазом: водяные знаки, рельефная печать и т.п.
2. Более сложная, аппаратурно выявляемая: магнитная, ультрафиолетовая, инфракрасная и т.п.
3. Специальная – известная только специалистам разработчикам и изготовителям, являющаяся государственным секретом.
Российские купюры в настоящее время являются одними из наиболее защищенных денежных знаков. Что касается американских долларов, то до 1990 года их защита базировалась в основном на высоком качестве печати, составе бумаге и используемых красителях. В 1996 году доллар обрел новый дизайн. В нем появились защитные нити, микротекст, а с 2000 года – дополнительная инфракрасная защита.
Наиболее распространенный в настоящее время способ изготовления фальшивых денег – грубая подделка. Для изготовления банкнот используются цветные принтеры или копировальные аппараты. Купюры получаются откровенно плохого качества и рассчитаны на сбыт в темное время суток или в специально создаваемых ситуациях.
Второй тип фальшивых купюр, выполненных с помощью полиграфического оборудования и компьютерной техники в мини-типографиях, относится к среднему качеству. Такие изделия имеют некоторые элементы защиты, например, микротекст, а также грубую подделку ультрафиолетовой и инфракрасной защит.
Наконец – суперподделки. При их изготовлении воспроизводится технологический процесс, включая способ печати, состав бумаги, элементы защиты, водяные знаки и т.п. Такие изделия выполнены на государственном уровне. Специалисты утверждают, основная масса суперподделок поступает из стран Ближнего Востока.
Эффективно решить проблему выявления фальшивок и подделок позволяют специальные оптико-электронные системы – видеокомпараторы.

Понятие экстремальной ситуации.
Что такое «экстремальная ситуация»?
ЭКСТРЕМАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ (лат. extremum — крайнее, предельное; situatio — положение) — понятие, посредством которого дается интегративная характеристика радикально или внезапно изменившейся обстановки, связанных с этим особо неблагоприятных или угрожающих факторов для жизнедеятельности человека, а также высокой проблемностью, напряженностью и риском в реализации целесообразной деятельности в данных условиях.
В каких случая можно говорить что ситуация экстремальная?
Например, если:
1) внезапность наступления, требующая специальной готовности к экстремальностям;
2) резкий выход за пределы нормы привычных действий и состояний;
3) насыщенность развивающейся ситуации противоречиями, требующими оперативного разрешения;
4) прогрессирующие изменения в состоянии обстановки, условий деятельности, элементов, связей и отношений Э.С., т.е. темпоральность изменений;
5) возрастание сложности протекающих процессов в связи с прогрессирующими изменениями и новизной ситуативных противоречий, состояний;
6) релевантность, переход ситуации в фазу нестабильности, выход к пределам, критичности;
7) порождение изменениями опасностей и угроз (срыва деятельности, гибели, разрушения систем);
8) насыщенность ситуации неопределенностью ряда изменений по причине их стохастичности, непредвиденности и новизны;
9) нарастание напряженности для субъектов экстремальной ситуации (в плане ее осмысления, принятия решений, реагирования) и др
Это нам говорит словарь. Т.е. внезапно возникает изменение обстановки превосходящее то ресурсное состояние человека в котором он находился.
— физически
— информационно
Экстренная ситуация – это чрезвычайное происшествие, которое характеризуется внезапностью. Авария требует от человека исключительно быстрой перестройки психической деятельности на фоне возникшего эмоционального напряжения. Она предъявляет самые высокие требования к эмоционально-волевым качествам личности, к основным нервным процессам.

С полной определенностью можно утверждать, что не каждый человек в условиях угрозы для жизни способен работать устойчиво и продуктивно. По данным Американской психологической ассоциации, во время второй мировой войны только 25% личного состава подразделений активно и адекватно действовало на передовой во время боя.

Как показывают наблюдения и исследования, в условиях угрозы для жизни эмоциональная неустойчивость может развиться и у тех лиц, у которых в предшествующей деятельности не отмечалась психическая напряженность. Состояние психической неустойчивости, граничащее с неврозом, возникает в результате астенизации нервной системы, вызываемой нарушением режима труда и отдыха, различными потрясениями, травмирующими психику, и т.д. Особенно отчетливо психическая неустойчивость в условиях угрозы для жизни выявляется в аварийной обстановке. Четко выделяются две формы таких реакций: состояние ажитации и кратковременный ступор.
При ажитированном состоянии в ответ на раздражители, сигнализирующие об опасности для жизни, на первый план выступает беспокойство, тревога. Возбуждение выражается главным образом в суетливости, в возможности осуществлять только простые автоматизированные акты под влиянием попавших в поле зрения случайных раздражителей. Мыслительные процессы при этом замедленны. Способность понимания сложных отношений между явлениями, требующая суждений и умозаключений, нарушается. У человека возникает чувство пустоты в голове, отмечается отсутствие мыслей. Появляются вегетативные нарушения в виде бледности, учащенного сердцебиения, поверхностного дыхания, потливости, дрожания рук и др.

Таким образом, для состояния ажитации наиболее типична неадекватность восприятия окружающей действительности, в частности нарушение оценки временных интервалов, что вызывает затруднение понимания ситуации в целом. Нарушаются также процесс выбора действий, логичность и последовательность мышления: в результате создаются условия для «высвобождения» стереотипных, автоматизированных действий, не соответствующих сложившейся ситуации.
Кратковременный ступор в условиях угрозы для жизни характеризуется внезапным оцепенением, застыванием на месте в той позе, в которой человек находился в момент получения известия об аварии, стихийном бедствии и т.д.; при этом сохраняется интеллектуальная деятельность.

Одним из условий переадаптации человека к обстановке, связанной с угрозой для жизни, является способность поддерживать высокую степень готовности к моментальному действию при возникновении различных неожиданностей. Неспособность находиться в постоянной готовности к экстренным действиям имеет следствием неадекватные реакции, которые нередко приводят к авариям и катастрофам.
Условием переадаптации к угрозе для жизни является также уверенность человека в надежности технических систем, средств спасения и в своих действиях при аварийных ситуациях.

Готовность к опасности и адекватность поведения в экстремальных условиях состоят не только в том, что человек хладнокровно встречает опасность, но и в том, что у него вырабатывается способность к оперативным, «сокращенным» приемам опознания характера проблемной ситуации и мгновенному извлечению из памяти нужной информации для принятия решения.

Анализ мемуаров людей бывавших в экстренных ситауциях также показывает, что такие качества, как высокая степень готовности к действию во время исполнения работы, уверенность в материальной части, инструментах, механизмах и в своих действиях, активизация мышления во время аварий, обусловливаются целеустремленностью, увлеченностью, любовью к своей профессии, вызывающей переживания наслаждения, радости. Эти качества приобрели устойчивый характер во время профессиональной подготовки.

Интересно также, что согласно информационной теории эмоций, отрицательные переживания возникают в условиях дефицита информации. Знак эмоции изменяется, когда объем поступающей информации начинает превышать прогностически необходимый. При преодолении барьера, отделяющего обычные условия жизни от экстремальных, человек оказывается избыточно информированным, что и вызывает положительное эмоциональное состояние. Однако эмоцию разрешения нельзя объяснить только информационными процессами, не учитывая физиологического механизма.
В условиях угрозы для жизни человеку требуется подавить состояние страха. Это связано с интенсивностью основных нервных процессов — возбуждения и внутреннего торможения. В момент выхода человека из напряженной ситуации начинается расслабление. Когда интенсивность внутреннего торможения начинает спадать, берет перевес подкорка, получается положительная индукция, которая находит свое разрешение в эйфории, двигательном возбуждении.

Исследователи экстремальных состояний ввели такое понятие как Патологический аффект. Что это:
АФФЕКТ ПАТОЛОГИЧЕСКИЙ — временное расстройство психики, при котором наступает глубокое помрачение сознания и утрата способности отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. Лицо в таких случаях признается невменяемым.

Патологический аффект который возникает в экстремальной ситуации, т.е. как бы кратковременен он ни был, имеет свое течение и проходит через определенные фазы: подготовительную фазу, фазу взрыва и исходную, или заключительную фазу. Для каждой их этих фаз нарушение сознания и отдельных его ингредиентов (памяти, восприятия, запаса представлений и т.д.) имеет свои особенности.
Подготовительная фаза характеризуется тем, что сознание сохраняется во всех случаях. Патологический аффект в начале своего развития, когда появляется напряжение эмоций и концентрация представлений на определенном фокусе внимания, не может протекать на фоне бессознательного состояния. Восприятие в этой фазе вплоть до наступления взрыва нарушается нерезко, но способность наблюдать и осознавать происходящие психические процессы и переживания расстроена. Бедный, сильно суженный круг представлений резко аффективно окрашен. Душевная деятельность становится односторонней из-за единственного стремления осуществить свое намерение. Вся остальная личность, поскольку она противоречит этому, как бы перестает существовать.
Вторая фаза патологического аффекта — фаза взрыва — с биологической точки зрения является процессом отреагирования. Здесь патологический аффект выступает как комплекс сильнейшего чувственного тона, требующий немедленного отреагирования. Волевые расстройства проявляются в нарушении обычного равновесия между усилившимися побуждениями и ослабленным тормозящим аппаратом, т.е. в том, что получило название утраты самообладания. В области представлений происходит беспорядочная их смена. Сознание в этой фазе нарушается, утрачивается ясность поля сознания, снижается его порог. По описанию некоторых испытуемых, они в момент правонарушения находились, как в тумане, как во сне, ничего о нем не помнят. Агрессивные действия, наблюдаемые в этой фазе, будучи обусловлены местью, ревностью, завистью и т.п., обычно выражаются в нападении, разрушении, борьбе, гневе, ярости, негодовании. В некоторых случаях вместо агрессивных действий поведение приобретает пассивный характер и выражается в растерянности, бесцельной хлопотливости, неосмысленности ситуации и т.п. Таким образом, в этой стадии патологического аффекта проявляются как бы две линии поведения: в одном случае — стремление отразить, напасть, в другом — желание убежать, спрятаться.
Третья — исходная или заключительная — фаза в основном характеризуется истощением психических и физических сил. Аффект как состояние наивысшего внутреннего напряжения представляет собой физиологически громадную работу, сопровождающуюся тратой большого запаса сил, поэтому он неминуемо ведет к быстрому истощению нервной системы, что выражается в некотором психическом отупении, равнодушии и безучастности ко всему окружающему, иногда склонности ко сну. Спустя некоторое время после восстановления сил обнаруживается нарушение воспоминаний о событиях, относящихся к периоду развития и взрыва патологического аффекта.

Психологи отмечают, что при оценке патологического аффекта необходимо иметь в виду, что агрессивный акт, совершаемый в состоянии патологического аффекта, обычно не вяжется с корректным, вежливым и сдержанным поведением испытуемого в обычном состоянии. Поэтому патологический аффект по характеру реагирования часто рассматривается как чужеродный эпизод, неожиданно ворвавшийся в психику человека и несвойственный данной личности, хотя и понятный по своим механизмам.
Это несоответствие обычного поведения с поведением при аффекте следует учитывать, хотя и очень осторожно. Как следствие этого несоответствия поведения в аффекте с характером личности является чувство удивления по поводу совершенного, сожаление и раскаяние.
Следует указать еще на одну особенность патологического аффекта — отсутствие предварительного плана и употребление случайно подвернувшихся под руку предметов в качестве орудий. Наличие планомерности деяния и данных о том, что поступок уже подготовлялся заранее, во время неизмененного сознания, решительно говорит против патологического аффекта.
В ряде случаев фаза взрыва протекает в чрезвычайно короткий промежуток времени и этим сближает патологический аффект с состоянием «короткого замыкания». Название «короткое замыкание» взято из области электричества, где о коротком замыкании говорят в тех случаях, когда ток проходит по кратчайшему внезапно открывшемуся пути с уменьшенным сопротивлением. Аналогично этому реакция короткого замыкания у человека характеризуется внезапными поступками, при которых аффективные импульсы переходят непосредственно в действия, минуя целостную личность. Человек совершает поступок под влиянием какой-либо мысли внезапно, «не думая ни о чем другом».
Все приведенные случаи патологического аффекта свидетельствуют о том, что почва, на которой развивается это состояние, может быть разнообразной. Как показывает материал исследований, в некоторых случаях патологический аффект может возникнуть под влиянием длительного аффективного напряжения, угроз, страха и временного нервно-психического истощения у психически здоровых людей.

Прогнозирование экстремальных ситуаций.
Что приводит к экстремальным ситуациям.
Основы поведения в экстремальной ситуации.
Особенности с использованием оружия.

Понятие конфликта. Этапы развития конфликта.
Индикаторы перехода конфликтной ситуации в конфликт.
Стратегии поведения в конфликте (по Томасу). Способы воздействия на конфликтующую сторону.
Особенности поведения в конфликтной ситуации.
Источник напряженности
Даже в дружных и сплоченных коллективах бывают случаи, когда кто-то из подчиненных вдруг не поладил со своим руководителем, а тот допустил резкость в его адрес. Это вызывает непонимание, обиду и т.д. Так возникает напряженность. Рассмотрим основные источники возникновения напряженности во взаимоотношениях.
· Отсутствие взаимопонимания между людьми, наличие подчас противоположных интересов, чувство обиды, зависть или месть, низкая культура общения.
· Поведение “трудных” работников.
· Несовместимость характеров.
· Неумение найти общий язык.
· Многие конфликты порождаются неурядицами в организации труда, авралами и т. д.

Определение компонентов конфликта
Компонентами конфликтов являются обостренные противоречия, несовпадение точек зрения, целей, подходов, видения способов решения производственных задач, которые так или иначе затрагивают личные интересы.
“Интересы” подразумевают под собой чувства людей относительно того, что является желаемым для них. Интересы обычно определяют образ мыслей и действия людей, они лежат в основе их установок, целей, стремлений.
Перед тем как интересы одной стороны сталкиваются с интересами другой, эти интересы должны перейти в притязания, выражающиеся в формах поведения каждой стороны, стремления достичь или что-то превзойти.
Люди оценивают конфликт по степени ригидности притязаний. Когда притязания кажутся несовместимыми, конфликт оценивается как более глубокий, если притязания обеих сторон ригидны, это объясняется тем, что ригидные притязания сопротивляются снижению, следовательно, конфликт представляется трудноразрешимым.
Относительная депривация – это опыт, получаемый одной из сторон, когда она терпит неудачу в достижении своих притязаний, и это является для нее тяжким ударом. Относительная депривация приводит к двум результатам:
1. Она наводит одну сторону на мысль о существовании несовместимых интересов.
2. Испытанные в подобных случаях фрустрация и унижение становятся источниками энергии, которая усиливает вероятность и интенсивность действий, направленных на ее преодоление.
Доверие, когда первая сторона верит в то, что вторая действительно заботится об интересах первой.
Недоверие означает, что одна сторона считает, что другая противостоит ее интересам или проявляет к ним равнодушие.
Основные структурные элементы конфликта
Стороны конфликта – это субъекты социального взаимодействия, находящиеся в состоянии конфликта или же явно или неявно поддерживающие конфликтующих.
Предмет конфликта – это то, из-за чего возникает конфликт.
Образ конфликтной ситуации – это отображение предмета конфликта в сознании субъектов конфликтного взаимодействия.
Мотивы конфликта – это внутренние побудительные силы, подталкивающие субъектов социального взаимодействия к конфликту (мотивы выступают в форме потребностей, интересов, целей, идеалов, убеждений).
Позиции конфликтующих сторон – это то, о чем они заявляют друг другу в ходе конфликта или в переговорном процессе.
Конфликт = участники + объект + конфликтная ситуация + инцидент, где участники – это субъекты, непосредственно вовлеченные во все фазы конфликта, непримиримо оценивающие сущность и протекание одних и тех же событий, связанных с деятельностью другой стороны;
объект – это предмет, явление, событие, проблемы, цель, действие, вызывающие к жизни конфликтную ситуацию и конфликты;
конфликтная ситуация – это ситуация скрытого или открытого противоборства двух или нескольких участников (сторон), каждый из которых имеет свои цели и мотивы, средства и способы решения лично значимой проблемы;
инцидент – это практические действия участников конфликтной ситуации, которые характеризуются бескомпромиссностью поступков и направлены на обязательное овладение объектом обостренного встречного интереса.

Динамика конфликта
Развитие конфликта проходит три стадии – предконфликтную, конфликтную и послеконфликтную. psip004
Предконфликтная стадия. Начинается с конфликтной ситуации, которая выявляет оппонентов и причинную обусловленность конфликта. Но это еще не конфликт, а только равновесное состояние, обстоятельство, которое может предшествовать противоборству. Инцидент – вторая фаза предконфликтной стадии.
Конфликтная стадия. Чтобы произошло превращение ситуации в конфликт, требуется повод, нужны какие-то действия, приводящие стороны в движение. Только вместе, конфликтная ситуация и инцидент образуют конфликт. Конфликтная ситуация (чаще в скрытой форме) может сохраняться, не приводя к инциденту и не переходя в конфликт. Первая фаза – наступает после инцидента. Происходит неизбежный обмен ударами, назначение которых – наступление на позиции оппонентов, нейтрализация угрозы с их стороны. Очень часто сопровождается нарастанием агрессивности. Эта фаза способствует “переоценке ценностей” с учетом происшедших перемен. Вторая фаза – выбор путей дальнейшего взаимодействия оппонентов. Существует два пути: либо искать примирения; либо эскалация, подолжение конфликта.
Послеконфликтная стадия. Ослабление противостояния – первая фаза. Она примечательна тем, что конфликт при всей своей остроте может прекратиться, как в итоге изменения объективной ситуации, так и в результате психологической перестройки субъектов, изменения их взглядов и намерений. На этой основе становится возможным полное или частичное разрешение конфликта. Напряженность ситуации спадает, причины, вызвавшие противостояние и обостренную борьбу, сглаживаются или устраняются.
Заключительная фаза – подведение итогов, оценка результатов. Последствия конфликта зависят от факторов объективного и субъективного порядков, манеры поведения сторон, методов преодоления расхождений, умелости тех, кто направлял урегулирование конфликта. Последствия конфликта, при любом исходе, оказывают влияние на организацию и ее персонал.

Причины возникновения конфликтов
Большое значение имеет ситуация, в которой конфликты возникают и развиваются. В одних случаях она способствует конфликту, в других – тормозит его, сковывает инициативу противоборствующих сторон.
Поводом для конфликта на работе могут служить:
o События, произошедшие вне производства, например, в личной жизни работника.
o Болезненное состояние.
o Усталость.
o Повышенное нервное возбуждение в конце рабочего дня.
Основные причины возникновения конфликтов могут быть трех разновидностей: объективные, псевдообъективные и эмоциональные.
Объективные источники конфликта. Если только не принята политика избежания обсуждения разногласий, то неизбежно найдутся аргументы. Эти аргументы касаются проблемы предмета разногласий. Можно аргументировать, например, свою позицию относительно того, чья очередь выполнять ту или другую работу перед своим коллегой. С помощью аргументов можно отстаивать свою правоту перед руководителем. Аргументы относятся к объективным проблемам, вызывающим конфликт. Объективные источники конфликта – это проблемы, которые должны быть решены, или вопросы, по которым следует принять решение. Каждая сторона имеет свою позицию, и аргументы нужны для того, чтобы убедить противоположную сторону изменить свою позицию или принять другую.
Псевдообъективные источники конфликта. Многие люди сталкивались с тем, что новые отношения доверия и близости рождаются в результате конфликта, даже если его объективные причины не ликвидированы. Более того, такое иногда случается, даже если нет обращения к эмоциональным источникам. В ходе конфликта часто появляются новые темы споров, разногласий, которые не имеют ничего общего с исходными объективными источниками. Между тем, если достигается согласие по основным вопросам, эти ,казалось бы важные, противоречия игнорируются, аргументы в защиту связанной с ними позиции становятся ненужными. Это объясняется тем, что такие, на первый взгляд объективные, источники лишь маскируют истинные интересы людей, участвующих в конфликте. Источники остаются объективными лишь до тех пор, пока представляют собой отражение реальных интересов. Источники становятся псевдообъективными, когда отражают потребности человека. Поэтому можно сказать, что псевдообъективные источники — это эмоциональные источники, выдаваемые за объективные.
Эмоциональные источники конфликта. Конфликт – это не простое различие в позициях, различия, лишенные эмоциональной окраски, редко воспринимаются как конфликт, а скорее как просто предмет для обсуждения, разговора. Необходимо принимать во внимание и эмоциональные источники конфликта. Они непосредственно связаны с базовыми потребностями людей. Поэтому эмоциональные источники конфликта можно представить в следующем виде:
1. Эмоции, связанные с потребностью контролировать людей, влиять на них, добиваться желаемого социального статуса.
2. Эмоции, связанные с потребностью получать одобрение со стороны других людей, переживать принадлежность к значимой для себя группе.
3. Эмоции, связанные с потребностью справедливости, со стремлением к равенству и честности во взаимоотношениях.
4. Эмоции, связанные с самоиндификацией – с потребностью в автономности, самореализации, позитивном образе – Я, в утверждении собственных ценностей.
Полнота данной категоризации в данном случае несущественна. Главное это то, что эмоциональные источники конфликта существуют вместе с объективными. С определенной точки зрения они и составляют то, что отличает конфликт от разногласий. Объективные источники конфликта переживаются как важные только в том случае, если воспринимаются как средства ослабить эмоциональное напряжение, вызванное неудовлетворенностью тех или иных потребностей.
Эмоциональные источники конфликта распознать труднее, чем объективные. Обмениваясь аргументами, мы редко упоминаем их. Особенно это характерно в деловом общении, в котором практически исключена возможность говорить о своих потребностях во власти автономности, самореализации и т.п. Хорошо это или плохо, но организационные нормы обычно не предполагают самораскрытия в плане потребностей. Эти нормы настолько глубоко внедрились в нас, что порой мы даже не осознаем эмоциональные источники как личностных, так и межличностных конфликтов. В силу этого бывает трудно распознать переживаемые эмоции и ясно описать их. Тем не менее наши основные потребности всегда остаются с нами, и разрешение конфликта достигается осознанием его эмоциональных источников и обсуждением их.

Типы конфликтных личностей
Демонстративный
Чаще всего это холерики, которым присуща бурная деятельность в самых разнообразных направлениях, для них конфликт, как для рыбы вода, это – жизнь, среда существования. Они любят все время быть на виду, имеют завышенную самооценку.
Обладает следующими поведенческими характеристиками. Хочет быть в центре внимания. Любит хорошо выглядеть в глазах других. Его отношение к людям определяется тем, как они к нему относятся. Ему легко даются поверхностные конфликты, любуется своими страданиями и стойкостью. Хорошо приспосабливается к различным ситуациям. Рациональное поведение выражено слабо. Налицо поведение эмоциональное. Планирование своей деятельности осуществляется ситуативно и слабо воплощается в жизнь. Кропотливой, систематической работы избегает. Не уходит от конфликтов, в ситуации конфликтного взаимодействия чувствует себя неплохо.
Ригидный (косный)
Люди этого типа не умеют перестраиваться, т. е. учитывать в своем поведении изменение ситуации и обстоятельств, принимать во внимание мнения и точки зрения окружающих, честолюбивы, проявляют болезненную обидчивость, подозрительность.
Для данного типа конфликтных личностей характерно следующее поведение. Обладает завышенной самооценкой. Постоянно требует подтверждение собственной значимости. Прямолинеен и не гибок. С большим трудом принимает точку зрения окружающих, не очень считается с их мнением. Повышенно чувствителен по отношению к мнимым или действительным несправедливостям.
Педант
Личность “сверхточного” типа, которая всегда пунктуальна, придирчива, занудна, хоть и исполнительна, отталкивает людей от себя.
Характеризуется следующими особенностями поведения. Предъявляет повышенные требования к себе. Предъявляет повышенные требования к окружающим. Обладает повышенной тревожностью. Склонен придавать излишнее значение замечаниям окружающих. Страдает от себя сам, переживает свои просчеты, неудачи, подчас расплачивается за них даже болезнями (бессонницей, головными болями и т. п.). Сдержан во внешних, особенно эмоциональных, проявлениях. Не очень хорошо чувствует реальные взаимоотношения в группе.
“Бесконфликтный”
Личность, сознательно уходящая, убегающая от конфликта, перекладывающая ответственность в принятии решения на других (руководитель на своего заместителя), беспринципная. Между тем конфликт нарастает как снежный ком и обрушивается на такую личность, особенно это болезненно и чревато последствиями, если такой тип личности у руководителя.
Для него характерно следующее поведение. Обладает легкой внушаемостью. Внутренне противоречив. Ориентируется на сиюминутный успех в ситуациях. Недостаточно хорошо видит перспективу. Зависит от мнения окружающих. Не обладает достаточной силой воли. Не задумывается глубоко над последствиями своих поступков.
“Танк”
“Танк” – это грубый, бесцеремонный человек, идущий на пролом, презирающий тонкости взаимоотношений и чужие чувства.
o Эгоистичен и уверен в своей правоте.
o Считает, что окружающие должны уступать ему дорогу.
o Не любит, когда кто-то ставит под сомнение его правоту.
o Озабочен своим авторитетом.
o Болезненно самолюбив.
o Настороженно относится к шуткам, которые по содержанию перекликаются с текущей ситуацией. В каждой шутке он усматривает скрытую атаку на его личность и достоинство.
o Попытки обсудить с ним его отношение к людям (с надеждой что-то исправить) будут тщетны. Все без исключения ваши претензии будут приписаны вашему дурному характеру – ведь многие, с кем он общается, с ним согласны.
o Такой человек нацелен на дело, люди для него – инструмент.
Защититься от “Танка” непросто, защитить других тоже очень сложно – он все равно найдет, кого под себя подмять.
Рекомендации для общения:
o Спокойно держитесь своей точки зрения.
o Богатство аргументации и ораторское искусство не имеют никакого значения и не дадут никакого эффекта.
o Если начнутся открытые оскорбления, – скажите, что не намерены продолжать разговор, поскольку “Танком” нарушены правила приличия.
o Можно сделать некоторые уступки, но в главном нужно стоять на своем, без упреков, обвинений, срывания масок.
Противостоять таким людям особенно трудно там, где силен дух тоталитаризма, где давление в межличностных отношениях широко распространено.
“Пиявка”
“Пиявка” не говорит гадостей, не ругает и не оскорбляет, ни в чем прямо не обвиняет, но после общения с ним ухудшается самочувствие, снижается настроение или появляется чувство усталости, труднее направить мысли в нужное русло.
o Не считает, что доставляет какие-то неприятности собеседнику, он дарит свое общество и благодарен себе за то, что проявляет инициативу в общении.
o Если он вял и молчалив, то все равно доволен собой, все должны ценить, что он многое прощает.
o Умеет подключать собеседника к своим проблемам и заставляет переживать отрицательные эмоции.
Методы противодействия:
o В конце разговора нужно сказать “Пиявке” о своих ощущениях, состоянии, о том, как оно менялось по ходу общения.
o Без оценок и упреков опишите ему, что с вами происходит, как вы себя чувствуете.
“Вата”
Такой человек производит впечатление приятного и покладистого. Он уступчив и сговорчив. Это нравится в начале взаимодействия с ним. Но потом часто возникают проблемы: ”Вата” не выполняет обещанного, соглашается сделать какую-либо работу и не делает ее.
o У такого типа постоянно возникают непредвиденные обстоятельства, которые мешают выполнению обещанного.
o Не считает нужным вовремя сказать о таких обстоятельствах.
Прояснить с ним отношения основательно довольно трудно, потому что он во всем соглашается. При таком разговоре можно почувствовать себя неуютно, когда приходится упрекать вроде бы доброжелательного и сговорчивого человека. Тем не менее, надо вспомнить несколько его поступков и показать ему, что слова слишком далеки от дел.
“Обвинитель”
Для него весь мир полон дураков, подлецов и бездельников. Но критикует он не устройство мира, а вполне конкретных людей: соседей, водителей автобусов, продавцов, врачей, сослуживцев, начальников, чиновников правительства… Критикует увлеченно, с жаром, со знанием дела, с фактами, выводами и заключениями. Имеет свои четкие суждения о том, кто как должен жить и работать. Если вы попытаетесь прервать бесконечную обвинительную речь, скорее всего, агрессии не будет. Будет легкое раздражение: либо вызванное вашей, конечно же, неумелой попыткой обвинять лучше, чем он, либо “вашей близорукостью” и тщетной попыткой оправдать кого-либо.
“Обвинителем” движет страстное желание выговориться и быть услышанным. Пытаться сбить его бесполезно, слов своей песни он не забывает. Безусловно, для ушей приятнее настоящая музыка. Но что делать? Можно научиться и под музыку обвинительных речей заниматься какими-нибудь делами.
Обычно после одного– двух часов неутомимого раскрытия истины “обвинителю” становится легче и тогда его можно перебивать, переводить разговор в другое русло. Только не вздумайте хоть малым намеком дать понять, что он в чем-то не прав или вам показалось, что он высказал не все доводы. Он повторит еще два или три раза. Тогда следующей передышки в речи вы будете ждать не менее трех часов.

Стили конфликтного поведения
Каждый конфликт по-своему уникален, неповторим по причинам возникновения, формам взаимодействия двух или более сторон, исходу и последствиям.
Но при всей несхожести манер и стилей конфликтное поведение имеет некоторые общие признаки. Это связано в первую очередь с тем, что решение той проблемы, которая стала камнем преткновения в отношениях, в определенной мере значимо для каждой из оппонирующих сторон, делает их взаимодействующими партнерами.
У всякого конфликта есть некая стандартная схема развития: непосредственная причина, приводящая к столкновению, – несовместимость интересов и целей, несовпадение занимаемых позиций, предпринимаемых действий и используемых при этом средств.
Стиль в этом контексте означает способ осуществления определенных интересов, образ действий по достижению намеченной цели и вместе с тем манеру общения.
В конфликтологии с 70-х гг. X X в. признано существование следующих пяти стилей конфликтного поведения: уклонение, приспособление, конфронтация, сотрудничество, компромисс. Описав и систематизировав признаки различных стилей, американцы Кеннет Томас и Ральф Килменн предложили при обучении менеджеров применять схематическую сетку, которая названа их именами.
Сетка Томаса – Килменна демонстрирует, что выбор конфликтного поведения зависит как от интересов участвующих в конфликте сторон, так и от характера предпринимаемых действий.

Тест Томаса – Килменна
Данный тест был разработан на способ разрешения конфликтов, позволяющий каждому составить примерную характеристику своей реакции на конфликтные ситуации. Эта реакция оценивается в баллах – от 5 (высокая оценка) до 1 (низкая оценка) – в зависимости от использования способа и испытываемого самочувствия при большинстве случающихся конфликтов. Результаты фиксируются в таблице, которая представляет собой инструмент наглядного упорядочения ответов и систематизации полученных оценок.
РИСУЕМ НА ДОСКЕ/ ПИШЕМ В ТЕТРАДИ

Оценка реакции человека на конфликты

Способ разрешения конфликта

Отношение к использованию способа
Использую чаще всего Предпочитаю использовать Использую реже всего Чувствую себя

Наименее комфортно

УКЛОНЕНИЕ

стараюсь уклониться от участия в конфликте

 

ПРИСПОСОБЛЕНИЕ

стараюсь выработать решение, удовлетворяющее конфликтующих

 

КОНФРОНТАЦИЯ

активно отстаиваю

собственную позицию

 

СОТРУДНИЧЕСТВО

ищу пути совместного решения проблемы

 

КОМПРОМИСС

ищу решение, основанное на взаимных уступках

Обязательным условием предлагаемого теста является, прежде всего, готовность человека уяснить для себя, какой из пяти стилей конфликтного поведения используется им чаще или реже всего при разрешении конфликтов, какой из способов он считает наиболее подходящим и удобным, позволяющим чувствовать себя достаточно комфортно. Несомненно, важны искренние и быстрые ответы, выражающие непосредственную и интуитивную реакцию на предусмотренные вопросы. Требуется также незамедлительная, без раздумий и колебаний, запись своей оценки в соответствующем столбце таблицы. Только при соблюдении этих условий можно рассчитывать на получение общей объективной картины того, как данное лицо относится к разным методам разрешения конфликтов, какие из них в данный момент для него предпочтительны.
Склонность конкретного лица в выборе способов разрешения конфликтов выявляется и другими приемами. В частности можно прибегнуть к психологическому тесту, который состоит из 15 вопросов-утверждений – по три вопроса на каждый из пяти стилей конфликтного поведения.
Оценка в баллах выставляется по следующей шкале: не согласен – 1 балл, согласен– 2 балла, скорее согласен – 3, больше согласен – 4 и полностью согласен – 5 баллов. Если сумма баллов за ответы на три вопроса превышает 10, то предпочтительность способа разрешения конфликта считается выраженной.

РИСУЕМ НА ДОСКЕ/ ПИШЕМ В ТЕТРАДЯХ

Выявление предпочтений в выборе способов
разрешения конфликтов

Способ разрешения конфликтов Вопросы-утверждения,

требующие ответа

Оценка ответа, баллы
Уклонение 1. Мне сложно отстаивать свою позицию, даже если точно знаю, что я прав

2. Избегаю напряженных конфликтных ситуаций

3. Добиваюсь эффективных результатов, когда работаю под руководством более опытного партнера

Приспособление 1. Для меня важно сохранить хорошие отношения, даже если приходится жертвовать своими интересами

2. Много времени уделяю проблемам других и часто забываю о себе

3. Если это сделает другого счастливым, даю ему возможность настоять на своем

Конфронтация 1.Я человек принципиальный и никогда не меняю своей позиции

2. Из любого конфликта выхожу победителем

3. Продолжаю спор до тех пор, пока собеседник не примет мою точку зрения

Сотрудничество 1. Трачу много времени на поиски общих точек соприкосновения

2. Пересматриваю свою точку зрения, если почувствую свою неправоту

3. С удовольствием проявляю инициативу в примирении сторон

Компромисс 1. Отзываюсь на предложения других, но сам не склонен проявлять инициативу

2. Легко соглашаюсь уступить, если и другой поступает также

3. Часто соглашаюсь на первое же условие, если оно ведет к урегулированию во взаимоотношениях

 

Конфронтация и ее предполагаемая продуктивность
Конфронтация или соперничество – стиль, предусматривающий усилия по навязыванию предпочитаемого решения другой стороне.
По своей направленности ориентирована на то, чтобы, действуя активно и самостоятельно, добиваться осуществления собственных интересов без учета интересов других сторон, непосредственно участвующих в конфликте, а то и в ущерб им. Применяющий подобный стиль поведения стремится навязать другим свое решение проблемы, уповает только на свою силу, не приемлет совместных действий.
Этот стиль представляется наиболее продуктивным, когда вторая сторона, по всей видимости, легко идет на уступки. Оказывать давление на оппонента с крепкими нервами, имеющего крепкую и твердую поддержку, или на того, кто уже пошел на всевозможные уступки, – смысла нет. Более того, мало смысла осуществлять нажим на оппонента, продемонстрировавшего, что кроме обсуждающихся альтернатив у него имеется другая, лучшая альтернатива за пределами переговоров.
Продуктивность этого стиля зависит от того, насколько хорошо одна сторона способна пользоваться тактиками соперничества и насколько другая сторона способна их парировать.
Нельзя забывать, что любое давление, в какой бы “элегантной” форме оно ни происходило, может обернуться взрывом необузданных эмоций, разрушением уважительных и доверительных отношений, чрезмерно негативной реакцией со стороны тех, кто окажется побежденным и не оставит попыток добиться реванша. Поэтому конфронтация – мало пригодный стиль поведения в большей части межличностных конфликтов, не лучший вариант сохранения здоровой морально-психологической атмосферы в организации, создания условий, позволяющих сотрудникам ладить друг с другом.

Избежание или уклонение
Человек, придерживающийся этого стиля, стремится уйти от конфликта. Эта стратегия может быть уместна, если предмет разногласий не представляет для человека большой ценности, если ситуация может разрешиться сама собой (это бывает редко, но все же бывает), если сейчас нет условий для эффективного разрешения конфликта, но через некоторое время они появятся.
Уклонение как стиль поведения в конфликтах характеризуется явным отсутствием у вовлеченного в конфликтную ситуацию желания сотрудничать с кем-либо и приложить активные усилия для осуществления собственных интересов, равно как пойти навстречу оппонентам; стремлением выйти из конфликтного поля, уйти от конфликта.
Уклонение бывает оправданным в условиях межличностного конфликта, возникающего по причинам субъективного, эмоционального порядка. Этот стиль обычно используют реалисты по натуре. Люди такого склада, как правило, трезво оценивают преимущества и слабости позиций конфликтующих сторон. Даже будучи задетыми за живое, они остерегаются безоглядного ввязывания в “драку”, не спешат принимать вызова на обострение столкновения, понимая, что нередко единственным средством выигрыша в межличностном споре оказывается уклонение от участия в нем.
Если конфликт возник на объективной основе, то в такой ситуации уклонение и нейтралитет могут оказаться неэффективными, поскольку спорная проблема сохраняет свое значение, причины, ее породившие, сами собой не отпадают, а еще более усугубляются.

Приспособление или сглаживание
Приспособление как стиль пассивного поведения отличается склонностью участников конфликта смягчить, сгладить конфликтную ситуацию, сохранить или восстановить гармонию во взаимоотношениях посредством уступчивости, доверия, готовности к примирению. В отличие от уклонения этот стиль поведения предполагает в большей степени учитывать интересы оппонентов и не избегать совместных с ними действий.
Этот стиль основывается на тезисах:
“Не стоит раскачивать лодку”.
“Давайте жить дружно”.
“Сглаживатель” старается не выпустить наружу признаки конфликта, конфронтации, призывая к солидарности. При этом часто забывается проблема, лежащая в основе конфликта. В результате может временно наступить покой. Отрицательные эмоции не проявляются, но они накапливаются. Рано или поздно оставленная без внимания проблема и накопившиеся отрицательные эмоции приведут к взрыву, последствия которого окажутся дисфункциональными.
Приспособление применимо при любом типе конфликтов. Но этот стиль поведения наиболее подходит к конфликтам организационного характера, в частности по иерархической вертикали: нижестоящий – вышестоящий, подчиненный – начальник и т.д.
Стиль приспособления может оказаться и мало эффективным. Он вовсе не приемлем в ситуациях, когда субъекты конфликта охвачены чувством обиды и раздражения, не хотят отвечать друг другу доброжелательной взаимностью, а их интересы и цели не поддаются сглаживанию и согласованию.

Компромисс
Компромисс означает расположенность участника конфликта к урегулированию разногласия на основе взаимных уступок, достижения частичного удовлетворения своих интересов. Этот стиль в равной мере предполагает активные и пассивные действия, приложение индивидуальных и коллективных усилий. Стиль компромисса предпочтителен тем, что обычно преграждает путь к недоброжелательности, позволяет, хотя и отчасти, удовлетворить притязания каждой из вовлеченных в конфликт сторон.
Способность к компромиссу в управленческих ситуациях высоко ценится, так как уменьшает недоброжелательность и позволяет быстро разрешить конфликт. Но через некоторое время могут проявиться и дисфункциональные последствия компромиссного решения, например, неудовлетворенность “половинчатыми” решениями. Кроме того, конфликт в несколько измененной форме может возникнуть вновь, так как осталась нерешенной породившая его проблема.

Сотрудничество или решение проблемы
Сотрудничество нацелено на максимальную реализацию участниками конфликта собственных интересов. В отличие от конфронтации сотрудничество предполагает не индивидуальный, а совместный поиск такого решения, который отвечает устремлениям всех конфликтующих сторон. Это возможно при своевременной и точной диагностике проблемы, породившей конфликтную ситуацию, уяснении как внешних, так и скрытых причин конфликта, готовности сторон действовать совместно ради достижения общей для всех цели.
Этот стиль основывается на убежденности участников конфликта в том, что расхождение во взглядах – это неизбежный результат того, что у умных людей есть свои представления о том, что правильно, а что нет. При этой стратегии участники признают право друг друга на собственное мнение и готовы его понять, что дает им возможность проанализировать причины разногласий и найти приемлемый для всех выход.
Выгоды сотрудничества несомненны: каждая сторона получает максимум пользы при минимальных потерях. Но такой путь требует времени и терпения, мудрости и дружеского расположения, умения выразить и аргументировать свою позицию, внимательного выслушивания оппонентов, объясняющих свои интересы, выработки альтернатив и согласованного выбора из них, в ходе переговоров, взаимоприемлемого решения.

Проблема коммуникаций в конфликтных ситуациях
Конструктивное разрешение конфликта возможно лишь в процессе эффективного общения конфликтующих сторон. Но часто соперники, находясь в эмоционально возбужденном состоянии, не могут контролировать свое поведение. Им не удается четко изложить свою позицию, услышать и понять друг друга. В конечном итоге конфликт заходит в тупик. Все это является следствием нарушения технологии эффективного общения и рационального поведения в конфликте.
Необходимо иметь в виду, что само общение, как сложный социально-психологический процесс, характеризуется тремя основными содержательными аспектами: коммуникативным, интерактивным и перцептивным.
Так, коммуникативный аспект отражает стремление партнеров по общению к обмену информацией, интерактивный аспект проявляется в необходимости соблюдения ими установленных норм общения, а также в стремлении их к активному воздействию друг на друга в определенном направлении, а перцептивный аспект выражает потребность субъектов общения во взаимной эмпатии, сочувствовании, сопереживании.
Особое место коммуникаций в конфликте занимают целевые установки конфликтантов. Это связано с существенным противоречием в самом процессе такого общения. С одной стороны, соперники особенно нуждаются в том, чтобы правильно понять друг друга. А с другой стороны, такому взаимопониманию мешает отсутствие должного доверия между ними, их “закрытость” по отношению друг к другу, обусловленная осознанной или неосознанной самозащитой в конфликте. Для обеспечения конструктивного общения в конфликте необходимо создать атмосферу взаимного доверия в этом процессе, сформировать у себя целевую установку на сотрудничество. При этом нужно помнить психологический закон общения: “Кооперация вызывает кооперацию, конкуренция – конкуренцию”.

Факторы, способствующие выравниванию напряжения
· Предоставление партнеру возможности выговориться.
· Вербализация эмоционального состояния:
– своего состояния;
– состояния партнера.
Результат вербализации – освобождение от негативной эмоции, осознание своего состояния, экономия энергии.
· Подчеркивание общности с партнером (сходство интересов, мнений, положения, единство целей и др.).
· Проявление интереса к проблемам партнера.
· Подчеркивание значимости партнера в Ваших глазах.
· В случае неправоты – немедленное признание ее.
· Предложение совместного поиска выхода из сложившейся ситуации или конкретного выхода из сложившейся ситуации.
· Обращение к фактам.
· Техника сочувствия и психологической поддержки.

Методика конструктивного спора, стиль спора
· Конкретность: в споре имеется предмет; нападение или защита сводится к конкретному поведению ”здесь и теперь”.
· Вовлеченность: обе стороны увлечены; наносят и получают сильные удары.
· Коммуникации: ясная, открытая; каждый говорит за себя; думает, что говорит, его можно понять и ответить ему, хорошая “обратная связь”.
· Корректность или “честная игра”: не допускать удары ниже пояса; принимается во внимание, сколько партнер может вынести.
· Информативность: что-то узнал или получил: научился чему-то новому (способу отстаивать свое мнение).
· Отреагирование: исчезла напряженность; уменьшилась злобность; выяснены претензии.
· Сближение: спор привел к взаимопониманию и сближению партнеров, есть ощущение, что так и должно быть; сохраняют свое достоинство.
· Улучшение: устранение проблемы, разрешение ситуации; оправдания, извинения; планы на будущее.

Коммуникации как источник конфликта
Коммуникация – информационное взаимодействие субъектов, которое характеризуется следующими признаками: суверенитетом участников взаимодействия; суверенитетом их ценностных ориентаций, интересов, представлений о предмете взаимодействия и отношения к нему; технологической обеспеченностью равноправного информационного обмена; технологической обеспеченностью равного уровня информационной полноты о ситуации и предмете взаимодействия.
Конфликты по коммуникативной направленности разделяются на горизонтальные, в которых участвуют люди, не находящиеся, как правило, в подчинении друг у друга; вертикальные, т.е. те, участники которых связаны теми или иными видами подчинения. Эти конфликты могут быть и смешанными, представляя отношения подчинения и неподчинения. Особую печать несет вертикальный конфликт (как “сверху вниз”, так и “снизу вверх”), выражающий обычно неравенство сил конфликтующих сторон, различия между ними по иерархическому уровню и влиянию (например, руководитель – подчиненный, работодатель – работник). В этом случае может иметь силу неодинаковый статус и ранг, что, конечно, скажется на ходе и развязке конфликта.
Рассмотрим причины, по которым может возникнуть коммуникативный конфликт, к ним относятся факторы, способствующие возникновению напряжения в разговоре, деструктивность стиля спора и, как следствие этого, негативные результаты спора, наконец, коммуникационные техники, ведущие к возникновению конфликта.

Факторы, способствующие возникновению напряжения
при разговоре
· Перебивание партнера.
· Принижение партнера, негативная оценка его личности.
· Подчеркивание разницы между собой и партнером.
· Преуменьшение вклада партнера в общее дело и преувеличение своего.
· Резкое убыстрение темпа беседы.
· Избежание пространственной близости и контакта глаз с партнером.
· Обвинения, угрозы, наказания.
· Принижение проблемы.

Деструктивные характеристики стиля спора
· Обобщение, поведение называется “типичным”.
· Ссылка на прошедшие события или не имеющие отношения к делу.
· Один из участников не задействован, находится в стороне от спора.
· Оскорбляется, прекращает спор преждевременно.
· Слишком частое повторение своих доводов.
· Малое внимание к доводам оппонента.
· Скрытые признаки непонимания, указывающие на укрытие за другими.
· Аргументы не относятся к предмету спора.
· Аргументы нацелены на чувствительное место.

Деструктивные результаты спора
· Не узнал ничего нового, ничему не научился.
· Напряжение не исчезло, осталось или даже усилилось.
· Партнеры более отдалены, чем прежде, ощущают, что они не поняты.
· Сильно обижены.
· Ничего не решено.
· Участник не старается ничего исправить или оставляет это другому.
· Не хочет простить другого.

Коммуникационные техники, способствующие
возникновению конфликта
· Негативная оценка. Высказывания, принижающие личность партнера (например: “Глупости ты говоришь”, “Ты, я вижу, в этом вопросе ничего не понимаешь” и т. п.).
· Игнорирование. Собеседник не принимает во внимание того, что говорит партнер, пренебрегает его высказываниями.
· Эгоцентризм. Собеседник пытается найти у партнера понимание только тех проблем, которые волнуют его самого.

Коммуникации как процесс с обратной связью
Нельзя не считаться с фактом того, что поведение любого человека, его действия и поступки опосредуют реакцию личности на ту или иную жизненную ситуацию, выражают свойственные ей как рациональные, так и эмоциональные качества, те или иные склонности, взгляды, мотивы.
Необходимую информацию человек получает разными путями, из множества источников. Среди них значатся не только заранее сообщаемые сведения и анкетные данные, но и впечатления при непосредственном общении.
Если на долю устной речи, произносимых слов приходится всего 7% информации о собеседнике, то через интонацию и модуляцию голоса ее доходит примерно 38%. Но основной массив информации передается языком мимики и жестов.
Оценки ряда важных характеристик воспринимаемого человека возникают с первого взгляда, еще до того, как он сказал хотя бы слово, т.е. в первые 10 – 15 секунд. Первое впечатление о человеке обычно целостно и внутренне непротиворечиво. Если впоследствии в образе будут обнаружены какие-то плохо совместимые друг с другом черты, то такой образ будет доставлять нам дискомфорт до тех пор, пока в нем все “не уляжется”, не придет в соответствие друг с другом.
Пытаясь понять другого, человек никогда не бывает беспристрастен, поскольку все его познание зависимо от его интересов и желаний. Рассмотрение некоторых особенностей восприятия человека человеком поможет более полно осознать необходимость обратной связи при коммуникации.

Эффект “Ореола”
· Влияние самого общего впечатления о человеке на дальнейшую оценку его поведения и поступков.
· Если общее впечатление о человеке благоприятно, то в дальнейшем его положительные качества переоцениваются, а отрицательные мало замечаются и так или иначе оправдываются.
· В условиях ограниченной информации о человеке отдельная значимая для нас положительная или отрицательная характеристика создает благоприятное или неблагоприятное представление о воспринимаемом человеке в целом, а негативное впечатление от одного качества снижает общую оценку человека.
· В первую очередь “ореол” создает факторы внешней привлекательности, превосходства, по значимому параметру, хорошего отношения к нам.
Эффект внешней привлекательности
· Большое влияние на целостное впечатление о человеке оказывает его внешняя привлекательность и социальный статус.
· Внешне привлекательные люди вызывают в нас более живой эмоциональный отклик.
· Чем более привлекательным кажется нам человек, тем более высокий социальный статус мы склонны ему приписывать.
· Внешняя привлекательность влияет только на первое впечатление о человеке.
· Последующее впечатление зависит от того, насколько успешным будет наше дальнейшее взаимодействие с человеком, от нашей оценки его дел и поступков.
· Физически привлекательные общественные деятели оцениваются как более компетентные.

Эффект превосходства
· По социальному статусу.
· По личному статусу в группе.
· По интеллекту.
· По профессиональным достижениям.
· По физической силе.
· Ощущение превосходства всегда рождается в сопоставлении собственной значимости со значимостью другого человека.
· Если в какой-то ситуации человек неуверен в себе, растерян, то он может ощутить превосходство над собой тех людей, которые в иных ситуациях были ему равны или даже уступали.

Эффект отношения (другого человека) к нам
· Люди, которые хорошо к нам относятся, производят на нас более благоприятное впечатление.
· Тех, кто относится к нам плохо, мы и сами недолюбливаем.
· Коварство этого эффекта заключается в том, что из-за неверной интерпретации поведения и облика другого человека взаимоотношения с ним могут стать напряженными, в особенности при обоюдно неверной интерпретации.
· На возникающее у нас впечатление о другом человеке сильно влияет его согласие или несогласие с нами по какому-то вопросу.
· В формировании впечатления о другом человеке участвует механизм проекции, т. е. мы склонны приписывать другому свои собственные желания, планы, черты.
· Степень уверенности в себе сильно влияет на оценку качеств другого человека.

Сопереживание, как фактор обратной связи
Чаще всего разногласия и непонимание связаны не с искажением информации или ее недостатком, а с неумением или нежеланием почувствовать другого человека, проникнуться его потребностями, заботами, его болью. Сопереживание открывает широкий путь к согласию. Вот некоторые правила, призванные полнее почувствовать человека и дать ему понять это.
При разговоре нужно стараться разобраться в своих чувствах, а затем и в потребностях, которые стоят за ними. Наши переживания больше зависят от наших потребностей, чем от поведения других людей. Когда мы осознаем наши потребности, чувства, связанные с ними, становятся менее острыми.
Раскрытие своих чувств, откровенность порождает честность, а без честности невозможно подлинное согласие.
Нужно уметь наблюдать и описывать поведение человека не оценивая. Слова открывают только верхушку чувств. Можно проверить свои предположения, задав вопрос с интонациями сомнения. Например: “Ты чувствуешь себя так оттого, что тебе не удалось сделать то-то и то-то…?”
Возможность дать человеку почувствовать, что его понимают – основная задача обратной связи при разговоре. Собеседнику часто необходимо именно это, потому что понимание всегда нужнее совета.
Приведем коммуникационные техники, которые не вызывают напряженности в разговоре, а их использование может быть полезно для понимания своего собеседника.

Нейтральные коммуникационные техники
· Выспрашивание. Собеседник задает партнеру вопрос за вопросом, явно стараясь разузнать что-то, не объясняя ему своих целей.
· Замечания о ходе беседы. В ходе разговора собеседник вставляет высказывания типа: “Пора приступить к предмету разговора”, “Мы несколько отвлеклись от темы”, “Давайте вернемся к цели нашего разговора” и т. п.
· Поддакивание. Собеседник сопровождает высказывания партнера реакциями типа “Да-да”, “Угу”.

Коммуникационные техники, способствующие
пониманию партнера
· Ступень А. “Проговаривание”. Собеседник точно, дословно повторяет высказывание партнера. При этом он может начать с вводной фразы “Как я Вас понял…”, “По Вашему мнению…”, “Ты считаешь…” и т. п.
· Ступень Б. “Перефразирование”. Собеседник воспроизводит высказывания партнера в сокращенном, обобщенном виде, кратко формулирует самое существенное, в его словах: “Вашими основными идеями, как я понял, являются…”, “Итак…”.
· Ступень В. “Развитие идеи”. Собеседник пытается вывести логическое следствие из высказывания партнера или выдвинуть предположение относительно причин высказывания партнера “Если исходить из того, что Вы сказали, то выходит, что…”, “Вы считаете, видимо, потому что…”

Обратная связь
Специалисты акцентируют внимание на таком свойстве человека, как рефлексия, т.е. самоанализе каждым своих знаний и поступков, размышлении об их границах и значении, о том, как они воспринимаются и оцениваются людьми. Стороннее мнение о себе люди узнают в процессе общения. Оно может совпадать с собственной точкой зрения, что способствует укреплению доверительности в отношениях, а может и расходиться с ней, создавая предпосылки для возникновения конфликтов.
Для рефлексии исключительно значима информация этой обратной связи.
Одним из условий обратной связи является умение слушать своего собеседника, предоставляя ему возможность высказаться полностью. Это – золотое правило слушания. Короткая пауза в речи не означает, что поставлена точка. Важно почувствовать, когда вас приглашают высказаться.
Нередко поддерживать внимание к говорящему очень трудно. Если чувствуете, что ваше внимание к собеседнику ослабевает, смысл его речи начинает ускользать, то “слушайте всем телом” – повернитесь к говорящему, смотрите на его лицо. Слушая сидя, наклонитесь в сторону собеседника.
Чтобы стать умелым слушателем, необходимо воздерживаться от оценочных суждений до того момента, пока не будете уверены, что оценки действительно важны собеседнику и могут быть ему полезны. Для этого нужно сконцентрироваться на нем и периодически “возвращать” ему перифраз того, о чем он рассказывает. Он будет уверен, что его внимательно слушают.
При разговоре надо стараться понять смысл слов собеседника, для чего и необходимо уточнение в правильности понимания.
Особенно важно: не торопиться интерпретировать, оценивать сказанное, не спешить выразить говорящему свое мнение по поводу его слов.

Механизм искажения информации
Искажение информации – одна из основных причин возникновения конфликтов. Каждый человек сталкивается в жизни с тем, что переданная через кого-то информация существенно отличается от первичной. Происходит преломление сути сообщения иногда до прямо противоположно от первоначального.
Для более полного раскрытия этого феномена рассмотрим на примере поведения толпы такие факторы, как психологическое заражение, внушение, подражание, соревнование, убеждение и конформизм.

Психологическое заражение
Психологическое заражение – это процесс передачи эмоционального состояния от одного субъекта к другому на уровне коммуникации без осознания смысловой задачи. Примером психологического заражения может служить поведение болельщиков, присутствующих на футбольном матче. Заражению подвергаются люди, находящиеся в толпе. Основные характеристики этого явления:
· Эффект многократного взаимного усиления эмоциональных состояний общающихся людей.
· Происходит на бессознательном уровне.
· Особенно сильно проявляется в толпе, очереди, в публике.
· Происходит как на уровне больших, так и малых групп.
· Кроме заразительного смеха могут быть заразительны злость и другие эмоции.

Внушение
Внушение – это процесс влияния на психическую сферу индивида, связанный с сужением сознания, уменьшением критичности, а так же с уменьшением понимания каких-либо логических оценок. Под действием внушения воспринимаемая человеком информация может преломляться до неузнаваемости: белое становится черным, а черное -белым. Вот основные характеристики этого явления:
· Может быть индивидуальным или групповым.
· Происходит на осознанном или неосознанном уровне в зависимости от цели общения.
· Каждый человек обладает способностью так воспринимать передаваемые ему в общении идеи, действия, чувства, что они непроизвольно становятся как его собственные.

Подражание
“В явлениях подражания, есть нечто таинственное, какое-то притяжение, которое лучше всего можно сравнить с неотразимым и всемогущим инстинктом, побуждающим нас, почти без нашего сознания, повторять те действия, которых мы были свидетелями, и которые очень сильно подействовали на наши чувства и воображение. Такого рода действия до того распространены и настолько достоверны, что мы все в большей или меньшей степени подвержены их власти. В них есть особого рода обаяние, против которого не могут устоять некоторые слабые натуры”. (Эбрар)
Основные характеристики подражания выглядят так:
· Сложное динамическое свойство.
· Может проявляться, как слепое копирование поведения, жестов, интонации.
· Может носить характер сознательного, мотивированного подражания.

Соревнование
В соревновании главным источником активности является состязательный дух, стремление человека к личной победе либо к победе коллективной, которая складывается из личных успехов каждого участника. Соревнование дает возможность человеку почувствовать и критически оценить свои сильные и слабые стороны, понять пределы своих личных возможностей, а затем и превзойти самого себя. Но не для всех это оказывается посильным и приятным. Поэтому одни люди любят состязаться, а другие – нет. Одни желали бы расширить пределы своих возможностей, добиться общественного поощрения, другие же избегают этого. Все это в той или иной степени может приводить к умышленному искажению информации. Основными чертами соревнования являются следующие характерные его особенности:
· Свойство людей сравнивать себя с другим человеком.
· Желание быть “не хуже других”.
· “Не ударить в грязь лицом”.
· Напряжение умственных, эмоциональных и физических сил.
· Стимул развития.
· Соперничество: у мужчин в деловой сфере, у женщин – в личной (кто лучше выглядит, одет и имеет больший успех у мужчин).

Убеждение
Ошибкой было бы считать, что чем больше мы говорим, тем вернее убеждаем. Убеждать человека не значит спорить с ним. По словам Ларошфуко: “Люди упрямо не соглашаются с самыми здравыми суждениями не по недостатку принципиальности, а из-за избытка гордости: они видят, что первые ряды в правом деле разобраны, а последние им не хочется занимать”.
Отличительные черты убеждения:
· Аргументированное, сознательное, словесное доказательство своих идей, мнений, поступков.
· Действительно тогда, когда опирается не только на слова, но и на дела, эмоции, эффекты заражения, внушения и подражания.
Сила убеждения будет зависеть от того, насколько понятна позиция убеждаемого человека, его мотивы. Чтобы понять это, надо постараться взглянуть на вещи глазами собеседника, проявить сочувствие к его желаниям и переживаниям.

Три типа конформизма
Конформность – приспособляемость субъекта под индивидуальные, групповые, социальные феномены, которые проявляются в трансформации его актов поведения, социальных установок и сказываются в разделении им тех или иных идей другого индивида, группы, общества, класса, клана.
Выделяют три типа конформизма:
1. “Майский жук – Дюймовочка”. Человек искренне следует за мнением группы, перестает доверять своему впечатлению. Так, майский жук искренне думал, что Дюймовочка очень красива, но перестал в это верить под влиянием своих собратьев – майских жуков, которые его уверили, что она не красива, так как не похожа на жука.
2. “Защита”. В этом случае человек ищет защиту от неприятностей, находящихся вне группы.
3. “Новое платье для короля”. В этом случае человек делает вид, что согласен с группой, на самом деле он просто не хочет “выделяться” из-за нежелания нарушить единодушие группы.

Негативные психологические установки и восприятие
Психологическая установка представляет собой положительное отношение к какому-либо человеку или объекту. Негативная психологическая установка – прямая противоположность.
Восприятие – это субъективный образ предмета, явления или процесса, непосредственно воздействующего на анализатор или систему анализаторов.
Если установка одной стороны по отношению к другой положительна (или отрицательна), то ее преимущественное восприятие скорее всего будет положительным (или отрицательным).
Участники конфликта обычно видят себя более морально устойчивыми, а иногда более одаренными и способными, чем противная сторона.
Установки и соответствующее им восприятие имеют тенденцию к сходству у обеих сторон конфликта. Это явление известно как феномен “зеркального образа”.
Существование “зеркального образа” часто не осознается сторонами конфликта.

Эффекты негативных установок и восприятия
· При наличии негативных установок и восприятия легче винить противную сторону в собственных неприятностях. Поскольку людям свойственно искать виноватых, чтобы объяснить свои проблемы, а ответ на вопрос о том, кто несет ответственность, часто неоднозначен, те, кто вызывают неприязнь и недоверие, часто становятся объектами обвинений, а те, кто нравятся, высвобождаются от обвинений. Негативные установки способствуют эскалации конфликтов.
· Когда противная сторона вызывает недоверие и ее неоднозначные действия истолковываются как угрожающие, сомнения в ее лучших намерениях сильны, а вера в них слаба. Это способствует зарождению страха и эскалации защитных действий.
· Ослабление факторов, которые сдерживают возмездие в ответ на провокацию. Агрессия против стороны, которая вызывает уважение и симпатию, обычно совершается с нежеланием, даже если она явно считается виновной в неприятностях. На агрессию против стороны, которая не заслуживает уважения и симпатии, идут с готовностью.
· Мешающие общению. Людям свойственно избегать тех, к кому они настроены враждебно. По мере нарастания противоречий связи между представителями противоположных сторон ослабевают. Это способствует непониманию и умножению разногласий, а также затрудняет достижение их мирного урегулирования.
· Негативные установки и восприятия создают тенденцию к снижению эмпатии по отношению к другому. Другая сторона кажется столь чужой, что трудно поставить себя на ее место. Более того, имеется еще и простое объяснение отсутствию сочувствия: действия противной стороны рассматриваются как мотивированные злом. Отсутствие эмпатии, подобно отсутствию общения, взращивает непонимание.
· Негативные установки и восприятия формируют ожидание соперничества по принципу “все или ничего”. Из-за этого кажется, что ориентироваться на разрешение проблемы бесполезно. Позиции сторон становятся жесткими, созидательное начало в них пропадает.
· Негативное восприятие доходит до крайности, другая сторона начинает представляться демоническим врагом, а конфликт – войной света и тьмы. Мы избраны, а они “империя зла”.

Источники негативных установок и восприятия
· Своего рода самозащита, результат выгодных для себя атрибутивных искажений.
· Различие между точками зрения действующего лица и наблюдателя его действий.
· Чужую голову себе не приставишь, поэтому по мере эскалации и интенсификации конфликта каждая сторона находит все большие свидетельства того, что он происходит не по ее вине.
· Попытки одной из сторон найти рациональное объяснение собственному эскалационному поведению могут способствовать усилению ее негативного взгляда на другую сторону, что подкрепляет ее эскалационное поведение.

Разрешение
Устранение или минимизация проблем, разделяющих стороны, обычно достигаемое с помощью соглашения сторон:
o что сделать с конфликтом;
o соглашения сторон.
Существующие препятствия или нежелание выходить из конфликта:
o Один из участников конфликта принял решение о разрыве отношений.
o Конфликт выгоден сторонам или кому-нибудь из участников (снятие с себя обязательств).

Управление
Иногда потенциальные выгоды от вступления в конфликт не стоят затрат. Вступив в конфликт, как правило, каждая сторона делает все, чтобы была принята ее точка зрения, достигнута ее цель, и мешает другой стороне делать то же самое. Здесь необходимо управление конфликтом. В зависимости от того, насколько эффективным оно будет, последствия конфликта станут функциональными и дисфункциональными. Это в свою очередь повлияет на вероятность возникновения последующих конфликтов.
При эффективном управлении конфликтом его последствия могут играть положительную роль, т. е. быть функциональными, способствовать в дальнейшем достижению целей организации.

Предотвращение
· Главное, не спешить объективировать конфликт, предать его гласности или публичной оценке. Этим можно только обидеть человека.
· Лучше видеть добрые намерения в каждой из конфликтующих сторон. Если же видеть их только с одной стороны, то другая будет обречена на роль ябедника.
· Чтобы ликвидировать конфликт, не нужно торопиться сказать что-то резкое, оскорбляющее или угрожающее. Необходимо, прежде всего, избавиться от внутреннего беспокойства или волнения.
· Чтобы было легче найти индивидуальный подход в разрешении конфликта, полезно определить возможный тип взаимной реакции конфликтующих.
· Одним из эффективных приемов предупреждения конфликтов является их запрещение на работе.
· Лучшим средством предупреждения конфликта на производстве является четкая организация труда.

Функциональные последствия конфликтов
· Проблема решается таким путем, который устраивает все стороны, и в результате люди чувствуют себя причастными к решению важной для них проблемы.
· Совместно и добровольно принятое решение быстрее и лучше претворяется в жизнь.
· Стороны приобретают опыт сотрудничества при решении спорных вопросов и могут использовать его в будущем.
· Эффективное разрешение конфликтов между руководителем и подчиненными разрушает так называемый “синдром покорности” – страх открыто высказывать свое мнение, отличное от мнения старшего по должности.
· Улучшаются отношения между людьми.
· Люди перестают рассматривать наличие разногласий как “зло”, всегда приводящее к дурным последствиям.

Дисфункциональные последствия конфликтов
· Непродуктивные, конкурентные отношения между людьми.
· Отсутствие стремления к сотрудничеству, добрым отношениям.
· Представление о противоположной стороне как о “враге”, о своей позиции – как об исключительно положительной, о позиции оппонента – только как об отрицательной.
· Сворачивание или полное прекращение взаимодействия с противоположной стороной, препятствующее решению производственных задач.
· Убеждение, что “победа” в конфликте важнее, чем решение реальной проблемы.
· Чувство обиды, неудовлетворенности, плохое настроение, текучесть кадров.

Этапы и последовательность оптимального
урегулирования конфликтов

Процесс урегулирования конфликта подчинен тому, чтобы тем или иным способом побудить конфликтующие стороны прекратить противоборство, вступить в переговоры между собой и найти совместное решение, в той или иной степени приемлемое для всех.
Нужно считаться и с тем, что конфликт как сложное взаимодействие людей – трудно регулируемый процесс с малой степенью предсказуемости. Человеческие отношения никогда не бывают однотипными, застывшими; они постоянно меняются. В каждом конкретном случае приходится определять содержание и специфику проявления данного конфликта, выбирая адекватные его природе методы воздействия на оппонентов, их поведение.
Шаг первый: “Действительно ли в данном случае существует конфликт интересов?”
· То, что представляется реальным конфликтом интересов, может в действительности быть мнимым конфликтом, если стороны не верно понимают обстоятельства или если одна из сторон неправильно интерпретирует предложения или интересы другой.
· Если стороны осознают это, конфликт исчезнет и необходимость в решении проблем отпадет.
Мнимый конфликт может возникнуть по трем причинам.
1. Могут возникнуть ложные представления о намерениях или стремлениях другой стороны.
2. Одна из сторон может вообразить, что предполагаемые действия другой стороны приведут к таким издержкам, к которым на самом деле они привести не могут.
3. Одна из сторон может рассматривать намерения другой как спорные или необоснованные, каковыми они на самом деле не являются.
Шаг второй: “Анализ собственных интересов, определение обоснованности высокого уровня своих притязаний и готовность придерживаться его”
· Когда сделан вывод, что конфликт существует, следующим шагом участника конфликта должен быть тщательный анализ собственных интересов, базовых целей и ценностей.
· Прояснив свои интересы, следует определить обоснованно высокий уровень притязаний по этим интересам и приготовиться к тому, чтобы отстаивать их.
· В защите своих базовых интересов следует быть и амбициозным, и упорным.
· Для выработки подлинно интегративного решения конфликт иной раз должен быть длительным.
· Созидательные конфликты относятся к категории бурных обсуждений и легких споров, в которых обе стороны обозначают свои предпочтения и придерживаются своих целей, проявляя гибкость в способах их достижения.
Шаг третий: “Поиск пути к примирению притязаний обеих сторон”
· Определив высокий уровень своих притязаний, следует искать путь к тому, чтобы примирить их с притязаниями противостоящей стороны.
· Участник конфликта должен заняться поиском интегративного решения проблемы.
· Следует задаться сформулированными выше вопросами, помогающими изменить взгляд на проблему, и разработать одну или две модели поисков в целях достижения целей, которые обеим сторонам представляются самыми важными.
· Если одной из сторон не удается понять основные требования другой стороны, снижение издержек и состыковка интересов невозможны, и приходится удовлетворяться другими подходами.
· Бывает, что сведений о состоянии дел у другой стороны слишком мало, чтобы использовать продуманный подход к поиску интегративных решений. В таких случаях приходится идти путем проб и ошибок, предлагая серию вариантов решения проблемы в надежде, что один из них устроит противную сторону.
Шаг четвертый: “Снижение уровня притязаний и поиски решения”
· Если шаг 3 не приводит к согласию, следует выбирать между двумя дальнейшими возможностями. Можно несколько снизить свои притязания, т. е. уступить по менее приоритетным вопросам, или вообще отбросить их, и сделать новую попытку достичь согласия.
· Когда модель поисков учитывает притязания стороны, можно снизить уровень принятия этих притязаний и, если это ведет к согласию, убедить другую сторону в желательности такого снижения.
· Шаг 4 следует повторять, пока не будет достигнуто соглашение или уход не станет очевидно неизбежным.

Заблуждения, затягивающие разрешения конфликта
· “Конфликт может разрешиться только выигрышем одной стороны и проигрышем другой”. Это заблуждение. На самом деле в глубоком конфликте проигрывают обе стороны. Углубляя конфликт, мы увеличиваем свой проигрыш.
· “Он плохой (глупый, упрямый, ленивый …) человек”. Убеждение, что причина конфликта в том, что “он” (“она”) плохой. Он должен измениться, и тогда проблемы не будет.
· “Есть камень преткновения”. Ситуацию воспринимают как неразрешимую, потому что уверены, что существует непреодолимое препятствие для взаимопонимания. Обычно впечатление о непреодолимости препятствия возникает в результате неудачных попыток решить ситуацию одним способом, хотя человек считает, что пробовал делать это по-разному. Необходим творческий поиск действительно разных подходов.
· “Поиск соломинки в глазу другого”. Ясно видны недостатки другого, но не осознаются такие же недостатки у себя.
· “С тобой все ясно”. Стремление неоправданно упрощать ситуацию. Уверенность в том, что действия другого ошибочны, неправильны, основываются на сомнительных принципах и т. п.

Условия успешного разрешения конфликта
· Точно сформулировать суть конфликта. Лучше сделать это на стадии подготовки к обсуждению проблемы. В разгар дискуссии сделать это будет очень трудно.
· Конфликтующие стороны должны общаться открыто и активно. Прерывание общения – это стратегия избежания, а не достижения согласия, она заводит проблему в тупик. По ходу разговора повторяйте основные мысли партнера (желательно перефразируя), чтобы он был уверен, что вы его слышите и понимаете.
· Все стороны должны поддержать запрет на угрозы, ультиматумы. Иначе обсуждение имеет мало шансов быть продуктивным.
· Просьбы и предложения следует высказывать как можно конкретнее. Чем конкретнее просьба, тем больше шансов, что она будет удовлетворена.
· Не переходить от обсуждения дел или поступков к обсуждению личностных особенностей участников конфликта. По ходу дискуссии не поминать друг другу старых грехов.

Правила ведения разговора при разрешении конфликта
· Слушайте, не перебивая. Покажите собеседнику, что вы внимательны и действительно стремитесь к достижению согласия. Подчеркните то, что вас объединяет, что у вас есть общего.
· Обратитесь к какой-либо конкретной ситуации, которая вас не устраивает, и постарайтесь описать ее безоценочно. Выясните, как понимает эту ситуацию другая сторона. Выскажите то, что вы чувствуете в связи с этой ситуацией, и постарайтесь понять чувства партнера. Многие конфликты вырастают из-за невысказанных мыслей и чувств.
· Как можно более откровенно обсудите мотивы поведения всех вовлеченных в конфликт сторон.
· Помните, что первым делает шаг на встречу не слабый, а мудрый. Уступки далеко не всегда нарушают равенство позиций, не исключают возможность “сохранить лицо”.
· По ходу обсуждения время от времени пробуйте по-новому, более точно сформулировать суть конфликта и предлагайте партнеру конкретнее сформулировать желательный для него конечный итог обсуждения.
· Хорошо, если принятое решение будет записано. Неважно, на чем. Имеет значение сам факт, что при необходимости точную формулировку можно найти.
· Разговор не должен быть закончен “ничем”. Если удовлетворяющее решение не найдено, все равно должен быть подведен итог. Его надо постараться сформулировать ясно.
· Поблагодарите собеседника за то, что он пошел на разговор.

Основные приемы в разговоре с назревающим конфликтом
· Старайтесь не “выпаливать” все, что думаете, в момент гнева, ведь часто есть возможность выяснить отношения позже, в другом состоянии. Используйте другие способы выплеснуть эмоции. Может случиться так, что одно неосторожное слово потом не загладят никакие объяснения, благородные дела, подарки…
· Дайте собеседнику выговориться и выдержите паузу. Скажите о впечатлении, которое произвели на вас слова партнера.
· Сообщите собеседнику о том, как вы воспринимаете его состояние. Например: “Вы выглядите очень взволнованным (озабоченным, опечаленным …)” или “Мне кажется, вы раздражены”.
· Сообщите о своем состоянии в данной ситуации. Например, в такой форме: “Меня беспокоит, что мы с вами …” или “Когда вы говорите таким тоном, мне трудно участвовать в обсуждении”.
· Скажите собеседнику, что вы его цените, и дорожите его мнением. На любом шаге общения давайте возможность партнеру “сохранить свое лицо”.
· Если вы были не правы, – признайте это. Способность признавать собственные ошибки является признаком силы, свидетельством личностного развития, продвижения к зрелости. Открытое признание заблуждений не заставит вас с неизбежностью смотреть потом на партнера только снизу вверх. Чрезмерная уверенность в своей правоте и огненный темперамент могут подтолкнуть к необузданным поступкам, сходным с таким:
– Женщина, почему вы ударили своего мужа утюгом по голове?
– Я ему тысячу раз говорила, что у меня покладистый характер, а он не верил!
· Если вы видите подходящее решение конфликта, предложите его для обсуждения. Если оно не встречает поддержки, обратитесь к фактам. Когда много фактов, не перебирайте все – начинайте с самых важных.
· Если поведение партнера не меняется в желательном направлении, повторите его самые неразумные слова. Может быть, он подумает о них еще раз.
Старайтесь вести себя корректно, лучше подчеркнуто вежливо.

Принципы разрешения конфликтов
Конфронтация возникает внутри организации при изменениях, часто это прямое столкновение. Она может быть полезна для развития изменений при грамотном использовании методов разрешения конфликтов. Если конфронтация нежелательна, то используется челночная дипломатия, где консультант является посредником и организует взаимодействие конфликтующих групп без их непосредственного контакта друг с другом. Очень важно на всех этапах обеспечить грамотную, не травмирующую обратную связь, информируя основных участников процесса о реальном поведении “противников”. Австралийской организацией по разрешению конфликтов были разработаны следующие принципы.
· Хочу ли я разрешить этот конфликт? (Будь готов решить проблему)
· Вижу ли я всю картину или только свой уголок? (Смотри шире)
· Каковы нужды и опасения других? (Опиши их объективно)
· Каким может быть справедливое решение? (Давайте поговорим)
· Варианты решения. (Придумайте их как можно больше. Отберите те, которые наиболее соответствуют нуждам всех участников)
· Можем ли мы решить это вместе? (Давайте вести дело на равных)
· Что я чувствую? (Я чересчур эмоционален? Могу ли я: а) посмотреть на факты; б) дать остыть эмоциям; в) поделиться своими чувствами?)
· Что я хочу изменить? (Будь честен. Нападай не на личность, а на проблему)
· Какие новые возможности открываются передо мной? (Смотри на плюсы, а не на минусы)
· Как бы я чувствовал себя в их шкуре? (Дай знать, что ты понимаешь их)
· Нужен ли нам нейтральный посредник? (Поможет ли это нам лучше понять друг друга и прийти к обоюдоприемлемым решениям?)
· Как мы оба можем выиграть? (Ищите решения, учитывающие нужды всех участников)

В каких случаях в конфликте аргументом является оружие.
Сильные и слабые (смерть, превышение полномочий…) стороны применения оружия в решении конфликта.

Понятие стресса. Причины возникновения. Приметы стресса.
Понятие, проблемы, причины стресса
Стресс — это ответная реакция организма на экстремальные условия, нарушающие эмоциональное спокойствие и равновесие человека.
Когда стресс продолжается длительное время, то на фоне сильного раздражения нервной системы могут возникнуть мигрени, повышенное давление, боли в спине, сахарный диабет, импотенция.

Понятие “стресс” уже прочно вошло в нашу повседневную жизнь, однако, как правило, мы используем это слово только в отрицательном значение. Стресс — это состояние, которое далеко не всегда наносит ущерб. При более детальном рассмотрении оказывается, что он просто необходим — поскольку помогает преодолевать препятствия и избегать опасности. Автор теории стресса — Ганс Селье (H. Sеlуе) считал, что стресс- это “неспецифический ответ организма на любое предъявленное ему требование”. Т.е. стресс это универсальная реакция нашего мозга и тела, которая помогает преодолевать любые препятствия: болезни, выпускные экзамены, решающая подача в теннисном матче или важное деловое интервью. Требования и изменения, порождающие стресс, открывают две возможности для человека:
1) Адаптации к новым условиям жизни;
2) Потенциально опасным для человека может быть слишком продолжительный стресс или комбинация стрессогенных факторов (“стрессоров”), затрудняющих или делающих невозможным приспособление к требованиям ситуации. Перечень стрессоров разнообразен: от простых, таких как температура, шум, газовый состав атмосферы, токсические вещества и др., до сложных психологических и социальных факторов: риск, опасность, дефицит времени, новизна и неожиданность ситуации, повышенная значимость деятельности.
Описывая стрессовый процесс Селье выделил три фазы:
1) Реакция тревоги — наступает непосредственно за воздействием какого-либо стрессора и выражается в напряжении и резком снижении сопротивляемости организма. Происходит возбуждение симпатической нервной системы; гипоталамус посылает химический сигнал в гипофиз, заставляя его усилить выделение адренокортикотропного гормона (АКТГ), который в свою очередь попадает с кровью в надпочечники и вызывает секрецию кортикостероидов — гормонов, которые подготавливают весь организм к действию и возможной борьбе с повреждающими факторами. Ученые измеряют стрессовую реакцию по увеличению содержания норадреналина, АКТГ или кортикостероидов в крови;

2) Фаза сопротивления, характеризующаяся мобилизацией ресурсов организма для преодоления стрессовой ситуации. При психологических стрессах симпатическая нервная система готовит организм к борьбе или бегству;
Каждый человек проходит через эти две стадии множество раз. Когда сопротивление оказывается успешным, организм возвращается к нормальному состоянию.

3) Фаза истощения, которой соответствует стойкое снижение ресурсов организма. Она наступает в том случае, если стрессор продолжает воздействовать в течение достаточного периода времени. Продолжительные стрессы социальной жизни — это удел многих в нашем сложном современном мире. Основными источниками стресса могут служить неудовлетворенность делами на работе, попытки удовлетворить семейные потребности, финансовые проблемы, постоянная нехватка времени (недостаточное количество свободного времени для семьи и друзей) и т.д. Когда мы чувствуем, что вещи ускользают из-под нашего контроля, стрессоры постоянно накапливаются, и мы больше не в состоянии справляться со ситуацией, тогда это состояние называют дистрессом. Человек становится вспыльчивыми и испытывает напряжение в ситуациях обыденной жизни как, например, автомобильная пробка или не слишком быстрое обслуживание в магазине. Иногда, мы “взрываемся” от самых простых вещей. Частые выбросы стрессовых гормонов заставляют нас раздражаться в тех ситуациях, которые избежать просто невозможно. В конце концов, какая разница с какой силой вы будете сжимать руль своей машины, все равно вы будете столько же времени находиться в пробке. Подобная неспособность справиться со стрессом может привести к истощению, которое принимает форму нервного срыва, а иногда даже приводит к психическому заболеванию (хронической усталости, депрессии, общему чувству раздражительности) или психосоматическому расстройству (сердцебиению, язве желудка, напряжению мышц, проблемам с холестерином, повышенному давлению и сердечно-сосудистым заболеваниям).
Многие исследования подтвердили наличие связи между эмоциональным состоянием и возникновением болезней. В одном из исследований пять тысяч больных сообщили, какие события в их жизни предшествовали физическому заболеванию: смерть супруга, развод, брак, смена местожительства, потеря работы или уход на пенсию, т.е. в большинстве случаев имели место драматические жизненные ситуации. В дальнейшем исследовании психологи пришли к выводу, что преодоление жизненных кризисов, особенно когда способы этого преодоления неудачны, может снизить сопротивляемость болезням. Эти выводы согласуются с концепцией Г. Селье о стадиях сопротивления и истощения.
Другое исследование, где добровольцев подвергали воздействию электрического разряда, которого нельзя было избежать, показало, что предсказуемость внешних событий, возможность узнать о результатах собственных действий и связанное с этим чувство уверенности в своих силах служат защитой от стресса и его последствий. У тех, кому было сказано, что они могут прекратить (но не предотвратить) разряд, если будут сжимать кулаки или нажимать кнопку, отмечалось меньшее эмоциональное напряжение (судя по измерениям влажности кожи), чем у тех, кто знал, что прекратить разряд невозможно. Испытуемые, нажимавшие кнопку, были уверены, что их действие ведет к выключению тока. Благодаря этому они чувствовали себя способными справиться с ситуацией.
Что происходит с теми, кто не имеет возможности изменить ситуацию? Мартин Селигман подвергал электрическим ударам две группы собак. Контрольной группе предоставлялась возможность научиться избегать ударов: собака могла перепрыгнуть через загородку в другую часть клетки, куда ток не подводился. Другой группе собак давали серию ударов, которых нельзя было избежать, а затем предоставляли возможность научиться избегать их. Но они уже не только не могли, но даже не пытались это сделать. Селигман назвал это явление “усвоенной беспомощностью”. Вейсс предположил, что беспомощность собак Селигмана, их неспособность обучиться избеганию, когда оно в конце становилось возможным, — это результат истощения (временного) запасов норадреналина в ткани мозга.
Устойчивость человека к возникновению различных форм стрессовых реакций определяется прежде всего индивидуальными особенностями личности. Условно выделяют два типа людей: А — подверженных стрессу, Б — устойчивых к стрессу лиц. У представителей типа А чаще наблюдается выраженная склонность к конкуренции, стремление к достижению цели, агрессивность, нетерпеливость, беспокойство, гиперактивность, экспрессивная речь, постоянное напряжение лицевой мускулатуры, чувство постоянной нехватки времени и повышенной активности. Платой за это является потеря здоровья, часто уже в молодом возрасте. Тип Б — это люди легко относящиеся к жизни, спокойные, не делающие трагедий из кризисных ситуаций. Как и все попытки разделить людей на две категории, деление на тип А и Б — нереально. Мы все имеем черты этих двух типов в той или иной степени. Тем не менее, если вы чувствуете, что вы подвержены стрессу, не стоит паниковать — существуют способы как нормализовать свою реакцию на стресс.
Непроясненность категориальных оснований и ограничений более всего сказалась на понятии стресса. Означая сначала неспецифический ответ организма на воздействие вредных агентов, проявляющийся в симптомах общего адаптационного синдрома, это понятие относят теперь ко всему, что угодно, так что в критических работах по стрессу сложилась даже своеобразная жанровая традиция начинать обзор исследований с перечисления чудом уживающихся под шапкой этого понятия таких совершенно разнородных явлений, как реакция на холодовые воздействия и на услышанную в свой адрес критику, гипервентиляция легких в условиях форсированного дыхания и радость успеха, усталость и унижение. По замечанию Р. Люфта, «многие считают стрессом все, что происходит с человеком, если он не лежит в своей кровати», а Г. Селье полагает, что «даже в состоянии полного расслабления спящий человек испытывает некоторый стресс», и приравнивает отсутствие стресса к смерти. Если к этому добавить, что стрессовые реакции присущи, по Селье, всему живому, в том числе и растениям, то это понятие вместе со своими нехитрыми производными (стрессор, микро- и макростресс, хороший и плохой стресс) становится центром чуть ли не космологической по своим притязаниям системы, вдруг обретая достоинство не больше и не меньше, чем «ведущего стимула жизнеутверждения, созидания, развития», «основы всех сторон жизнедеятельности человека» или выступая в качестве фундамента для доморощенных философско-этических построений.
Подобные превращения конкретно-научного понятия в универсальный принцип так хорошо знакомы из истории психологии, так подробно описаны Л.С. Выготским закономерности этого процесса, что состояние, в котором сейчас находится анализируемое понятие, наверное, можно, было бы предсказать в самом начале «стрессового бума»: «Это открытие, раздувшееся до мировоззрения, как лягушка, раздувшаяся в вола, этот мещанин во дворянстве, попадает в самую опасную… стадию своего развития: оно легко лопается, как мыльный пузырь*; во всяком случае оно вступает в стадию борьбы и отрицания, которые оно встречает теперь со всех сторон».
И в самом деле, в современных психологических работах по стрессу предпринимаются настойчивые попытки так или иначе ограничить притязания этого понятия, подчинив его традиционной психологической проблематике и терминологии. Р. Лазарус с этой целью вводит представление о психологическом стрессе, который, в отличие от физиологической высокостереотипизированной стрессовой реакции на вредность, является реакцией, опосредованной оценкой угрозы и защитными процессами. Дж. Эверилл вслед за С. Сэллсом считает сущностью стрессовой ситуации утрату контроля, т.е. отсутствие адекватной данной ситуации реакции при значимости для индивида последствий отказа от реагирования. П. Фресс предлагает называть стрессом особый вид эмоциогенных ситуаций, а именно «употреблять этот термин применительно к ситуациям повторяющимся, или хроническим, в которых могут появиться нарушения адаптации». Ю.С. Савенко определяет психический стресс как «состояние, в котором личность оказывается в условиях, препятствующих ее самоактуализации».
Этот список можно было бы продолжить, но главная тенденция в освоении психологией понятия стресса видна и из этих примеров. Она состоит в отрицании неспецифичности ситуаций, порождающих стресс. Не любое требование среды вызывает стресс, а лишь то, которое оценивается как угрожающее, которое нарушает адаптацию, контроль, препятствует самоактуализации. «Вряд ли кто-либо думает, — апеллирует к здравому смыслу Р.С. Разумов, — что любое мышечное напряжение должно явиться для организма стрессорным агентом. Спокойную прогулку… никто не воспринимает как стрессорную ситуацию».
Однако не кто иной, как сам отец учения о стрессе Ганс Селье, даже состояние сна, не говоря уже о прогулке, считает не лишенным стресса. Стресс, по Г. Селье, это «неспецифический ответ организма на любое (подчеркнем: любое. — Ф.В.) предъявленное ему требование».
Реакцию психологов можно понять: действительно, как примирить эту формулировку с неустранимым из понятия стресса представлением, что стресс — это нечто необычное, из ряда вон выходящее, превышающее пределы индивидуальной нормы функционирования? Как совместить в одной мысли «любое» с «экстремальным»? Казалось бы, это невозможно, и психологи (да и физиологи) отбрасывают «любое», т.е. идею неспецифичности стресса, противопоставляя ей идею специфичности. Но устранить идею неспецифичности стресса (ситуации и реакции) — это значит убить в этом понятии то, ради чего оно создавалось, его основной смысл. Пафос этого понятия не в отрицании специфического характера стимулов и ответов организма на них, а в утверждении того, что любой стимул наряду со своим специфическим действием предъявляет организму неспецифические требования, ответом на которые является неспецифическая реакция во внутренней среде организма.
Из сказанного следует, что если уж психология берет на вооружение понятие «стресс», то ее задача состоит в том, чтобы, отказавшись от неоправданного расширения объема этого понятия, тем не менее сохранить основное его содержание — идею неспецифичности стресса. Чтобы решить эту задачу, нужно эксплицировать те мыслимые психологические условия, при которых эта идея точно отражает задаваемый ими срез психологической реальности. Мы говорим о точности вот почему. Спору нет, нарушения самоактуализации, контроля и т.д. вызывают стресс, это достаточные условия его. Но дело состоит в том, чтобы обнаружить минимально необходимые условия, точнее, специфические условия порождения неспецифического образования — стресса.
Любое требование среды может вызвать критическую, экстремальную ситуацию только у существа, которое не способно справиться ни с какими требованиями вообще и в то же время внутренней необходимостью жизни которого является неотложное (здесь-и-теперь) удовлетворение всякой потребности, иначе говоря, у существа, нормальный жизненный мир которого «легок» и «прост», т.е. таков, что удовлетворение любой потребности происходит прямо и непосредственно, не встречая препятствий ни со стороны внешних сил, ни со стороны других потребностей и, стало быть, не требуя от индивида никакой активности.
Полную реализацию такого гипотетического существования, когда блага даны прямо и непосредственно и вся жизнь сведена к непосредственной витальности, можно усмотреть, да и то с известными оговорками, только в пребывании плода в чреве матери, однако частично оно присуще всялкой жизни, проявляясь в виде установки на здесь-и-теперь удовлетворение, или в том, что З. Фрейд называл «принципом удовольствия».
Понятно, что реализация такой установки сплошь и рядом прорывается самыми обычными, любыми требованиями. реальности; и если такой прорыв квалифицировать как особую критическую ситуацию — стресс, мы приходим к такому понятию стресса, в котором очевидным образом удается совместить идею «экстремальности» и идею «неспецифичности». При описанных содержательно-логических условиях вполне ясно, как можно считать стресс критическим событием и в то же время рассматривать его как перманентное жизненное состояние.
Итак, категориальное поле, которое стоит за понятием стресса, можно обозначить термином «витальность», понимая под ним неустранимое измерение бытия, «законом» которого является установка на здесь-и-теперь удовлетворение.

Профилактика стресса
От конфликтных ситуаций можно и нужно защищаться. В настоящее время проблема психоэмоционального стресса стала не только медицинской, но и социальной. Развитие человеческого общества, к сожалению, часто приводит к созданию конфликтных социальных ситуаций. Они включают и военные, и экономические конфликты, и экологические катастрофы. Вопрос лишь один — как остаться здоровым в этих условиях? Думаю, в нашем центре профилактики стресса, который возглавляет Евгений Антонович Юматов, вам дадут вполне квалифицированный ответ. В центре успешно разрабатываются специальные приборы охраны здоровья, которые следят за различными функциями организма, в частности, за деятельностью сердца.
Их можно настроить для каждого человека индивидуально. Если человек испытывает напряжение, этот прибор дает сигнал о сбое в работе сердца. Значит, нужно перестроиться и подумать о своем здоровье. Есть также и «дозатор стресса», определяющий соотношение между дыханием и ритмом сердечных сокращений. К сожалению, у нас в стране совершенно не разработана система медицины здоровья. В действительности, каждый человек на своем рабочем месте должен получать постоянную информацию о состоянии своего здоровья. Это своеобразная диагностика здорового, а не больного человека.
Профилактику стресса необходимо строить на научной основе. Сотрудники нашего института много лет работали вместе со студентами на заводе «Хроматрон» в Москве. Именно там была разработана система «Санатрон», которая позволяет регистрировать показатели деятельности органов человека во время активной работы. Измерялось, какой ценой дается человеку достижение того или иного результата. Предварительно на теле рабочего закреплялись специальные датчики, снимались физиологические показатели, а затем с помощью ЭВМ определяли, работал человек с напряжением или без напряжения

Методы борьбы со стрессом.
Методы работы со своим состоянием в стрессовой ситуации
Бывает, что мы находимся внутри стрессовой ситуации и от нашей способности “держать себя в руках” и не поддаваться на провокации со стороны собеседника зависит исход деловых переговоров. Психолог Наталия Раннала предлагает следующие техники работы со своим состоянием, выполнить которые несложно после некоторой тренировки:
1. По возможности смените обстановку. Например, если предыдущий этап переговоров закончился “накалом” эмоций, то целесообразно проводить следующие переговоры в другом помещении либо хорошо продумать дизайн существующей “переговорной” комнаты. При необходимости обратитесь к специалистам.
2. В перерыве сполосните руки холодной водой.
3. Следите за своим дыханием. Если вы хотите оставаться хладнокровным и эмоционально не зацепленным, то длительности вашего выдоха должна быть больше, чем длительность вдоха.
4. Обратите внимание на окружающие вас предметы, назовите их мысленно на выдохе. Тогда вам будет легче донести до вашего визави содержание своих мыслей в максимально корректной форме. Некоторым людям с “горячим” темпераментом психологи рекомендуют досчитать до 100, прежде чем начать возражать оппоненту.
Возможно, в первое время вам будет нелегко выполнять перечисленные техники работы со своим состоянием в ситуациях “предстартовой лихорадки” и после стресса. Однако здесь главное — выработать навык. Если вам сложно работать над своим стрессом в одиночку, то можно обратиться к специалисту — психологу или психотерапевту — за индивидуальной консультацией либо пройти обучение на семинаре по соответствующей теме.
Метод рационализации предстоящего события.
Для этого следует максимально детально представить ситуацию, которая вас ожидает: где произойдет волнующее вас событие, во что вы будете одеты, что вы будете говорить, во что будет одет собеседник, что он будет говорить. В реальности детали могут быть не такими, однако это неважно. В результате у вас снизится уровень неопределенности и, как следствие, снизится повышенный уровень эмоций, мешающий работать.
2. Метод избирательной позитивной ретроспекции (полезен для тех, кто часто сомневается).
Вспомните ситуацию, в которой вы решили свою проблему и можете гордиться собой и своими действиями. Запишите все комплименты, которые можете себе сделать. Теперь подумайте, если вы раньше уже успешно решили подобную задачу, то есть все основания полагать, что и с настоящим заданием вы справитесь так же успешно.
3. Метод избирательной негативной ретроспекции.
Запишите все свои провалы и проанализируйте их причины: нехватка ресурсов (если да, то каких), недостаточное планирование и т.п. Постарайтесь учесть выявленные ошибки при планировании своих действий в будущем.
4. Метод зеркала.
В момент волнения отметьте, в какой позе находится ваше тело. Придайте ему позу уверенности. Изменение позы вызовет изменения на физиологическом уровне (организм станет вырабатывать меньше адреналина), и ваши негативные эмоции исчезнут или их уровень понизится.
5. Метод детальной визуализации неудачного исхода ситуации (предельное усиление).
Представьте себе различные варианты исхода событий, вплоть до самого неблагоприятного. Подумайте, что вы будете делать, если реализуется наихудший для вас вариант развития событий. Аналогичным образом спланируйте свои действия при других исходах. В результате вы снизите уровень неопределенности, который и провоцирует обычно лишние эмоции.

Что же является причиной возникновения стресса?

Специалисты считают, что любая ситуация, на которую человек реагирует сильным эмоциональным возбуждением, может стать причиной возникновения стресса. Надо учитывать, что стресс могут вызвать как положительные эмоции, такие как рождение ребенка, замужество (женитьба) так и отрицательные — потеря работы, смерть близкого человека. Ситуации, провоцирующие стресс, могут носить и незначительный характер (долгое ожидание в очереди или в пробке).

Каковы первые признаки стресса?
Наиболее распространенными симптомами при стрессе являются:
· Депрессия
· Головные боли
· Бессонница
· Сексуальные нарушения
· Быстрое сердцебиение

Стрессогенные факторы для охранника:
— Постоянное повышенное напряжение органов восприятия. Необходимость постоянной готовности к активным мерам, которая не реализуется в конкретных действиях.
— Возможность неожиданной угрозы.
— Монотонная деятельность. Дефицит или однообразие поступающей информации.
— бодрствование в ночное время суток, что может привести к нарушению суточного биоритма и заболеванию нервной системы;
— необходимость общения с большим количеством людей в дневное время и отсутствие или ограничение общения ночью и т.д.

Снятие стресса без отрыва от выполняемой работы, снижение утомляемости.

Дыхательные техники:
Нервно-мышечное расслабление (НМР)
1. Найдите тихое место с мягким освещением. Закройте дверь на ключ, отключите телефон, радиоприемник, телевизор. Вас никто и ничто не должно отвлекать. Удобно сядьте на стул (в кресло, на диван). Ноги поставьте так, чтобы ступни полностью касались пола, а колени не соприкасались. Ослабьте ремень на брюках, чтобы тело не было пережато. Закройте глаза.
2. Сосредоточьте внимание на своем дыхании. Примерно одну минуту дышите редко и глубоко (животом, а не грудью), произнося про себя на каждом выдохе слова «я расслабляюсь, я успокаиваюсь».
3. Затем, продолжая дышать спокойно, без всякого напряжения (само дыхание может при этом стать менее глубоким), сосредоточьте внимание на своем лице. Мысленно представьте себе его напряжение в виде какого-то образа. Например, в виде сжатого кулака или завязанного веревочного узла. Затем вообразите, что кулак разжимается (веревка развязывается) и повисает подобно натянутой и отпущенной резинке. Ощутите, как расслабляется ваше лицо от лба до верхней губы.
4. Снова напрягите свое лицо и глаза, сморщившись или сдавив их как можно сильнее, а затем расслабьте и постарайтесь ощутить, как волна расслабления пошла дальше вниз.
5. Проделайте то же самое со всеми остальными частями тела. Медленно продвигайтесь от лба и глаз вниз — к нижней челюсти, шее, плечам, груди. Прорабатывайте свою спину, верхние и нижние части рук, пальцы рук, живот, бедра, голени, щиколотки, ступни, пальцы ног — до тех пор, пока все тело не окажется расслабленным.
Для каждой части сначала напрягайте соответствующие мышцы, затем расслабляйте их, сопровождая эти действия мысленным представлением напряжения и расслабления.
6. Расслабив все тело, оставайтесь в этом приятном состоянии от двух до пяти минут (время можно засекать с помощью будильника, имеющего негромкий приятный звук).
7. По истечении времени упражнения представляйте себе, что мышцы ваших век становятся легче, что тело наполняет энергия и что вы готовы вернуться к своим делам. Откройте глаза, потянитесь, встаньте.
Иногда первые несколько раз бывает трудно представлять мысленным взором свое лицо, различные части тела или долго удерживать эти образы. В этом нет ничего страшного. Не ругайте себя, иначе вы вызовете еще большее напряжение. Лучше повторите свою попытку еще раз и еще. Расслабление полезно само по себе. Но нам оно нужно лишь в качестве средства подготовки к более сложным формам психотренинга.

техники сегментарного и точечного самомассажа.

Вхождения в ресурсное состояние. Волевая мобилизация.
Установки, ритуалы и медитации для вхождения в нужное состояние духа.
Приоритет в области боевой психотехники несомненно принадлежит древним мыслителям: шаманам, жрецам, колдунам, отшельникам. Они детально разработали целый ряд методов, помогавших соплеменникам входить в состояние боевого транса, впадать в так называемое «безумие воина». Самый старый, и в то же время один из самых надежных и эффективных среди них — метод подражания (или, по-другому, метод ролевого поведения).
Его суть сводится к следующему. Человек выбирает себе объект для подражания (отождествления). Этим объектом может быть как реальное лицо (знаменитый воин, мастер боевого искусства), так и вымышленное (мифический герой, персонаж кинофильма), а также хищное животное. Неважно, насколько реален избранный объект. Важно твердо верить в то, что этот идеальный образец в любой ситуации рукопашного боя вел бы себя наилучшим образом — всех бы побил, все преодолел. Затем человек тем или иным способом пытается отождествить себя с объектом подражания по принципу «он — это я, я — это он». Именно так поступали скандинавские берсерки, воображая себя волками, псами или медведями, именно так действовали адепты «звериных» стилей ушу.
Благодаря вхождению в подобное психическое состояние становится возможным смотреть на ход боя, анализировать изменения ситуации, управлять своими действиями как бы со стороны. Иначе говоря, можно на какое-то время внутренне (психологически) СТАТЬ ТЕМ, ЧЬЮ РОЛЬ ИГРАЕШЬ, и вести бой как бы от его лица. В результате сознательная часть психики (экран сознания) на какое-то время отключается, поведением начинает управлять ее бессознательная сфера — помещенный туда в качестве эталона идеальный образец. Никаких «собственных» эмоций индивид, перевоплотившийся в дикого зверя, легендарного героя или вымышленный персонаж не испытывает, тем более нет у него в это время никаких мыслей. Он сражается автоматически, не думая, на «автопилоте». А этот автопилот — мысленный образ объекта подражания.
Хочу подчеркнуть, что боевое мастерство не может появиться из ничего. Поэтому речь не идет о том, что неловкий, физически недостаточно тренированный человек вдруг ни с того, ни с сего начнет прыгать, бить, маневрировать так, словно он стал выдающимся мастером каратэ или кик-бокса. Я говорю о другом. О том, что у него господствующей эмоцией будет ярость, пропадет скованность, он максимально задействует свой собственный боевой потенциал. Между тем, «любой человек обладает физическими возможностями, достаточными для того, чтобы в течение двух-трех секунд убить другого, даже килограммов этак на 20-30 тяжелее. Основной задачей тренировки является не увеличение потенциальных возможностей, из которых боец, как и прежде, будет использовать десять процентов, а обучение максимально эффективному использованию тех возможностей и орудий, которые УЖЕ ИМЕЮТСЯ в нашем распоряжении»
Иными словами, вхождение в образ идеального воина позволяет сражаться самым эффективным для данного человека способом, соответствующим его физическим и техническим возможностям на пределе их проявления. А это — очень даже немало. Тем более, что в ситуациях самозащиты при хулиганских, разбойных и им подобных «наездах» нашими противниками становятся отнюдь не мастера дзю-дзюцу. Максимум, кто может нам угрожать, это ребята, имеющие в своем багаже несколько лет занятий спортивными единоборствами, со всей присущей им ограниченностью возможностей.
«Вхождение в образ» устраняет страх и сомнения, значительно снижает порог болевой чувствительности, дает возможность своевременно реагировать на любую возникающую в ходе схватки угрозу. Все эти эффекты обеспечиваются за счет того, что управление телом почти полностью берет на себя правое полушарие головного мозга, тогда как активность левого резко снижается. В этой связи еще раз обращаю ваше внимание на значение технической подготовки. Наш «автопилот» может пускать в ход только те двигательные клише (шаблоны, стереотипы), которые стали навыками. Мало ЗНАТЬ какой-то прием, мало УМЕТЬ его выполнять. Надо дойти до того, чтобы пользоваться этим приемом НЕ думая. Лишь в этом случае его сможет употребить во время сражения тот идеальный боец, которым вы стали. А одной храбрости для победы не всегда бывает достаточно.

Например объектом подражания может быть — это, киборг. То есть вымышленное существо, соединяющее в себе преимущества машины и человека. Образ киборга давно уже фигурирует в фантастических романах и кинофильмах. Киборг обладает огромной силой, колоссальной выносливостью, молниеносно реагирует на любое действие противника, обращая его против агрессора, и не способен ощущать боль. Киборг сражается так, чтобы как можно быстрее и надежнее выводить из строя всех врагов, независимо от того, сколько их, чем они вооружены, каковы по своим габаритам. Если надо — он их искалечит, если надо — убьет. Но то и другое — по необходимости. Желание сплясать танец победителя на теле поверженного противника у него отсутствует.
Единственная эмоция, присущая боевому роботу — это холодная ярость. Она не имеет ничего общего ни с отчаянием, ни с ослепляющим желанием крушить и ломать все вокруг. Это полностью контролируемое чувство, если хотите — энергетика данного существа. Оно похоже на то, что испытывает хищный зверь по отношению к любому травоядному животному. Неважно, есть ли у того рога, копыта, острые зубы, большое оно или маленькое, находится в стаде или бегает само по себе. Это животное — всего лишь пища для хищника, а все его метания, брыкания и вопли не более, чем гарнир к обеду. Животное обречено изначально. Так и у киборга. Враги интересуют его исключительно в одном аспекте — как удобнее их бить. Остальное не имеет никакого значения.
Конечно, вы можете выбрать себе иной объект для подражания. Если говорить о мире животных, то наиболее соответствует славянской ментальности волк. Но, конечно, не тот глупый смешной волк, что фигурирует в сказках и мультфильмах, а настоящий огромный волчара. Рассказы о нем можно найти в книгах путешественников, охотников и натуралистов прошлых времен. Ему было по силам в одиночку растерзать целую свору сторожевых собак, перегрызть горло паре-тройке охотников и спокойно уйти через линию «красных флажков» с тушей лося в зубах!
Или вообразите своим эталоном какого-нибудь выдающегося мастера мордобоя из мира кино. Например, такого как Брюс Ли, Дон Уилсон, Джефф Спикмэн, Се Косуги, либо несколько киногероев сразу. Забегая вперед, скажу, что работа с таким объектом потребует иметь собственный видеомагнитофон и набор кассет с фильмами. Из этих фильмов надо переписать одни лишь боевые сцены, притом не все подряд, а такие, в которых ваш кумир побеждает. Эпизоды, где его гоняют по площадке и тычут головой в стену, не нужны. И это еще не все. Надо также выбросить самые неправдоподобные моменты, вроде прыжков вверх выше головы, бегание по потолку, пробивание стен и им подобные. А потом смотрите свой монтаж как можно чаще, притом не только «обычным взглядом», но и в состоянии гипнотического транса, о способах достижения которого речь впереди.
Итак, цель определена: надо научиться «входить в образ» идеального бойца в нужный момент. Это значит, на всем протяжении боя психологически и поведенчески быть не самим собой, а тем, с кем себя отождествляешь, чью роль играешь. Но играешь, в отличие от плохих актеров, самозабвенно. «Не помня себя» в точном смысле этих слов.
Теперь я укажу способы достижения этой цели, а затем познакомлю с их методикой. Исходным этапом психотренинга всегда является состояние релаксации (СР). Оно включает в себя мышечное расслабление, успокоение дыхания и работы сердца, сосредоточение внимания на телесных ощущениях. Данный этап потому считают исходным, что только в СР можно вводить ту или иную программу в наш биокомпьютер. Само же СР достигают одним из двух методов: нервно-мышечным расслаблением, либо аутогенным расслаблением.
Добившись СР (которое, кстати говоря, настолько приятно и полезно, что многие люди дальше его и не идут), необходимо перейти к следующим процедурам:
Блок А
1. Запрограммировать себя «пакетом команд» мировоззренческого плана.
Блок Б
2. «Пропитать» себя через медитацию образом идеального бойца, избранным в качестве объекта отождествления.
3. «Прокручивать» в своем воображении, тоже посредством медитации, различные варианты ведения боя в этом образе.
Блок В
4. Выработать конкретный пусковой механизм вхождения в боевой транс на основе самогипноза.
5. Периодически проверять достигнутый результат с помощью упражнения «перешагни черту».
ПРИНЦИПИАЛЬНО ВАЖНО ТО, ЧТО ВСЕ ТРИ БЛОКА ПРОЦЕДУР МОЖНО ПРАКТИКОВАТЬ КАК ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНО, ПРОХОДЯ ИХ ОДИН ЗА ДРУГИМ, ТАК И ПАРАЛЛЕЛЬНО. Все зависит от наличия времени, упорства, способностей. Можно также ограничиться каким-то одним блоком — любым из трех. Но наилучший результат дает, конечно, только выполнение развернутой программы психологической подготовки.
Период освоения и отработки процедур блока А требует, в среднем, 1 месяц ежедневных занятий; блока Б — 2 месяца, блока В — 3 месяца. Заниматься следует 2-3 раза в день, по 15-30 минут каждое занятие. В дальнейшем достаточно осуществлять поддерживающий тренинг 2-3 раза в неделю, по одному разу в день. Если кто-нибудь станет уверять вас, что всю психологическую подготовку можно «втиснуть» в один месяц, — он просто лжец или шарлатан! И еще одно замечание: психотренинг предполагает весьма специфические умения, типа умения «слышать» свое сердце, дыхание, внутренние органы. Иначе говоря, нужна определенная душевная тонкость — врожденная либо приобретенная. Отсюда и большие различия в сроках. Например, процедуру расслабления с помощью аутотренинга один человек может полностью освоить всего за два занятия (лично со мной в свое время было именно так). А другому понадобятся два или даже три месяца. Но при наличии упорства успех придет к каждому!

БОЕВОМ ТРАНСЕ, перечислю главные отличительные черты такового:
господствующей эмоцией у человека, подавляющей или вытесняющей на какое-то время любые другие эмоции, становится ярость;
исчезают всякие сомнения, колебания, страхи, человек делается необыкновенно решительным, его воля полностью реализуется в действиях;
значительно снижается чувствительность к боли, вплоть до ее полного исчезновения;
намного возрастают энергетические возможности организма за счет мобилизации всех его ресурсов;
заметно ускоряется быстрота реагирования на изменения окружающей обстановки.
В связи с этими характеристиками необходимо прояснить смысл термина «ярость», так как его нередко путают с гневом, ненавистью и другими эмоциональными состояниями. Содержание терминов обычно раскрывают через их синонимы. В данном случае словарь русского языка называет такие, как «безудержность, бешенство, буйство, исступление, неистовство, неукротимость, остервенение». Все это различные оттенки ярости. А гнев — это «возмущение, злость, негодование», т.е. совсем иное психическое состояние.
Прекрасное описание ярости боя дал поэт:

И я был страшен в этот миг;
Как барс пустынный зол и дик.
Я пламенел, визжал, как он;
Как будто сам я был рожден
В семействе барсов и волков
Под свежим пологом лесов.
Казалось, что слова людей
Забыл я — и в груди моей
Родился тот ужасный крик,
Как будто с детства мой язык
К иному звуку не привык…
(М.Ю. Лермонтов)

* * *

Теперь займемся пусковым механизмом. Это та волшебная кнопка, щелчком которой человек мгновенно вызывает у себя желаемое психическое состояние. А оно, в свою очередь, обеспечивает желаемое поведение в тех ситуациях, на которые рассчитан пусковой механизм. Говоря словами профессиональных психологов, он представляет «физическое действие, звук или событие, которое вызывает, стимулирует либо активизирует соответствующее действие, эмоцию, обусловленную реакцию» (Пауэлл Т., Пауэлл Дж. Психотренинг по методу Хосе Сильвы. СПб, 1996, с. 41). Выражаясь немного по-другому, можно сказать, что пусковой механизм — это конкретный стимул, включающий сформированный условный рефлекс. Например, в опытах И.П. Павлова таким стимулом для бедных собачек служил звонок, на звук которого они реагировали так же, как на вид пищи (слюноотделением и секрецией желудочного сока).
У Эриксона стимул для запуска условного рефлекса (т.е. пусковой механизм) называется «якорь». В роли «якоря» может выступать то, что мы видим (чье-то лицо, характерный жест, какое-то изображение и т.п.); то, что мы слышим (голос, слово, музыка, шумы); то, что мы чувствуем (мышечное напряжение или расслабление, боль, тепло, холод, прикосновение и т.д.). Соответственно, в терминах эриксоновского гипноза «якоря» подразделяются на визуальные (воздействующие через зрение), аудиальные (воздействующие через слух) и кинестетические (воздействующие через физические ощущения).

Особенности психологического настроя при работе с гражданским и(или) служебным оружием

Важным является фактор психологической подготовленности. Основная задача психологической подготовки — это формирование профессиональных и личных качеств, позволяющих успешно выполнять служебные задачи в экстремальных ситуациях. Известно, что отсутствие профессиональных знаний, навыков, неспособность предвидеть сложные ситуации в работе приводит к возникновению дистресса. Поэтому основное направление подготовки связано с повышением уровня профессионального мастерства.
Задачи психологической подготовки
Психологическая подготовка в боевых искусствах важнее всякой другой, ибо главная ее цель — преодоление страха. «Что толку от острого меча, если он в руках труса?» — вопрошает пословица. Ведь самые эффективные приемы не помогут тому, кто боится врага.
Когда люди изучают технику самозащиты, они довольно быстро приобретают умение справляться с условным противником, вооруженным учебным (резиновым, пластмассовым, деревянным) оружием. Но как только инструктор заменяет этот «клинок» на острый финский нож, вся ловкость исчезает. Почему? Да потому, что страшно распороть себе руку или, не дай Бог, живот неудачным движением. Еще один пример: любой человек может пройти, не оступившись, по длинной узкой доске, лежащей на земле. Но если он попытается сделать то же самое, подняв эту доску хотя бы на два метра вверх, то свалится оттуда непременно. Легко и свободно двигаться на высоте ему помешает страх. Наконец, все мы видим, что в поединке с более сильным противником на ринге, ковре или татами многие спортсмены действуют крайне однообразно, словно они никогда не изучали вариативную технику и тактику. Опять-таки, их выбор ограничивает страх перед противником, заставляющий забыть о большинстве приемов, освоенных в процессе тренинга.
Страх ограничивает, мешает, сковывает. Не случайно такой знаток человеческой души, как писатель Оноре де Бальзак, отмечал в одном из своих романов: «Под воздействием страха все способности человека либо достигают крайнего напряжения, либо приходят в полный упадок».
С ним солидарен знаменитый авторитет в области военной науки Карл фон Клаузевиц: «Опасность и ответственность не увеличивают в нормальном человеке свободу и активность духа, но напротив, действуют на него угнетающе». Наконец, известен научный факт, установленный американскими психологами, наблюдавшими за поведением военнослужащих на полях сражений в годы Второй мировой войны: в настоящем, а не учебном бою правильно действует, в лучшем случае, только четверть бойцов. Три четверти отчаянно боятся погибнуть и потому совершают одну ошибку за другой. Да что там война. Масса людей впадает в полуобморочное состояние при виде крови или ножа, панически боится темноты, высоты, глубины, скорости, крыс, змей, пауков, боли и многого другого…

* * *

Что же такое страх? Это эмоция, то есть переживание, возникающее при угрозе как биологическому, так и социальному благополучию человека. Не имеет значения, насколько реальна сама угроза. Она может быть мнимой. Главное, чтобы тот, кто боится, воспринимал ее как настоящую.
В зависимости от ситуации и от особенностей личности человека, переживание страха варьирует в широком диапазоне оттенков: неуверенность, опасение, тревога, испуг, паника, отчаяние, ужас. В тех случаях, когда переживание страха достигает силы аффекта, оно навязывает человеку стереотипы так называемого «аварийного» поведения, сложившиеся в процессе биологической эволюции. Иными словами, разум в этот момент полностью отключается, и человек действует «не помня себя» в точном смысле слова. Но, к сожалению, сами действия сплошь и рядом оказываются нерациональными, часто такими, которые приводят к весьма печальным последствиям.
Поведение и внутренние ощущения испуганных людей разнообразны. Страх заставляет дрожать, визжать, кричать, плакать, смеяться… От него «сосет» под ложечкой, трясутся руки, становятся «ватными» ноги, звенит в ушах, застревает ком в горле, бледнеет лицо, колотится сердце, перехватывает дыхание, встают дыбом волосы, расширяются зрачки, по спине бегут мурашки… Страх вынуждает мчаться сломя голову неизвестно куда, стоять без движения и тупо смотреть в одну точку или, простите за натурализм, наложить в штаны… Чтобы понять суть реакций человека на страх, необходимо их классифицировать.
У людей, переживающих страх, имеют место следующие психические состояния: ажитация (внешнее проявление — бегство), ступор (внешнее проявление — оцепенение), сумерки сознания (внешнее проявление — неуправляемая агрессия). Именно бегство, оцепенение или агрессия являются стереотипными способами «аварийного выхода» из таких ситуаций, где попавший в них человек не может найти приемлемый для себя выход.
АЖИТАЦИЯ наиболее распространена. Она выражается в стремлении убежать, спрятаться, не видеть и не слышать того, что пугает. В двигательном плане реакция ажитации обусловливает совершение человеком автоматических действий защитного характера. Например, он закрывает глаза, втягивает голову в плечи, прикрывает лицо или тело руками, пригибается к земле, отшатывается от источника опасности, бежит прочь. В организме в это время происходят серьезные изменения. Под воздействием гормона адреналина кровь в большом объеме устремляется к органам, обеспечивающим движение, преимущественно в ноги. От других органов кровь в это время отливает, особенно от головного мозга. Именно поэтому его работа ухудшается, и напуганный человек часто не знает толком, куда же ему бежать.
На людей со слабой нервной системой повышение уровня адреналина в крови оказывает обратное воздействие: оно парализует их мышцы. Это тоже естественная реакция, выработанная в процессе эволюции: чтобы тебя не тронули, притвориться мертвым, поскольку ни один хищник не питается падалью. Да и в бою с себе подобными в горячке сражения людям обычно не до того, чтобы заниматься павшими. СТУПОР проявляется в том, что человек застывает на одном месте либо становится крайне медлительным и неловким, а то и просто падает без сознания. Все это потому, что мышцы судорожно сжались, их кровоснабжение резко ухудшилось, координация движений нарушилась.
СУМЕРЕЧНОЕ СОСТОЯНИЕ СОЗНАНИЯ выражается в провалах памяти (человек не помнит того, что он только что делал), алогичности мышления, эмоциональном перевозбуждении. Внешне сумерки сознания выглядят как своего рода приступ безумия, непоследовательные или бессмысленные агрессивные действия в отношении источника страха. Правда, полномасштабная агрессия в качестве формы проявления страха встречается довольно редко. Зато ее атрибуты общеизвестны: это злобное выражение лица, угрожающие жесты и поза, крик или визг. В их основе кроется бессознательное стремление испугать противника, что иногда удается, а иногда — нет.
Таким образом, страх ослабляет, парализует либо заставляет, образно выражаясь, бросаться грудью на меч, от чего, как известно, тоже нет никакого толку. Поэтому не научившись контролировать свое эмоциональное состояние, нечего всерьез надеяться на победу при столкновении с более сильным врагом.

* * *

В современной психологии утвердилась концепция, согласно которой бесконечное разнообразие эмоциональной жизни человека обусловлено взаимодействием всего лишь нескольких базисных эмоций. Каждая из них имеет свою валентность. В соответствии со знаками этой валентности выделяют четыре пары противоположных друг другу базисных эмоций: удовольствие — отвращение, радость — горе, торжество — гнев, уверенность — страх. Шкала эмоций является не линейной, а круговой. Схематически она выглядит следующим образом:

psip005

Эта схема наглядно подтверждает правомерность традиционного деления всех эмоций на положительные (стенические) и отрицательные (астенические). К первым относятся те, которые способствуют душевному подъему, дают человеку энергию, усиливают волевую активность. Вторая группа эмоций ослабляет волю, снижает активность, предрасполагает к пассивно-оборонительным действиям, ухудшает организацию поведения. Следовательно, у психологически подготовленного бойца положительные эмоции должны всегда преобладать над отрицательными.
Согласно той же концепции, эмоциональные состояния подразделяются на кратковременные и длительные. Первые представляют собой прямые реакции на конкретные ситуации. Вторые (их нередко называют чувствами) определяются не только непосредственно переживаемым моментом, но также прошлым и будущим человеческой жизни. Например, чувство страха, отравляющее кому-то повседневное существование, может быть связано с пережитой в прошлом опасностью или определяться мыслями о предстоящей смерти. Для психологической подготовки бойца существенно то, что и ситуативная эмоция страха, и страх как глубинная особенность личности имеют одну и ту же основу. Эта основа есть ощущение угрозы гибели, прекращения существования. Поэтому все на свете, что прямо либо косвенно ведет к смерти (хотя бы только в воображении данного человека), является причиной для возникновения у него эмоции страха. Необходимо также отметить, что человек, у которого преобладают астенические эмоции в структуре личности, испытывает страх чаще и сильнее, чем индивид с доминированием положительных состояний.
У подготовленного бойца любая угроза, любая опасность, любая агрессия должна вызывать не страх, а положительные (стенические) эмоции. Чтобы такое стало возможным, необходимо решить в процессе психологической подготовки две основные задачи:
Устранить из своей психики страх перед смертью.
Научиться сражаться в бою без участия сознания, на «автопилоте».
Тогда в любой ситуации, даже перед лицом реальной гибели, он сможет действовать раскованно, без лишнего напряжения, наиболее эффективным для его возможностей способом. Даже на пределе своих возможностей.
Если говорить кратко, то первая задача решается путем программирования личности (включая самопрограммирование); вторая — посредством визуализации (медитации) и самогипноза. Рассмотрим оба пути подробнее.
Чтобы навсегда избавиться от страха смерти, человеку прежде всего необходимо изменить свою личную шкалу ценностей. Если самой большой драгоценностью считать собственную жизнь, то приступы страха в ситуациях, угрожающих ей, будут практически неизбежными. Иными словами, требуется, чтобы какая-то идея восторжествовала над животным инстинктом самосохранения. Люди поняли это давно. Далеко не случайно у японских самураев существовал подлинный культ смерти. Как выразился один их поэт:

Воин должен учиться
Единственной вещи —
Смотреть в глаза смерти
Без всякого трепета!

Извечные враги самураев — ниндзя — практиковали приемы психологического тренинга, направленные на осознание и переживание своей будущей смерти. Именно с осознанием и переживанием ужаса ухода из жизни связаны ритуальные посвящения в тайных сектах и организациях разных стран и времен. Прочувствовать смерть, постичь ее тайну надо для того, чтобы перестать бояться. Не делать вид перед другими людьми, что изгнал из себя страх, а в самом деле устранить навсегда эту эмоцию из своей психики.
Перестав угнетать человеческое сознание, мысль о смерти дает возможность особенно остро чувствовать радость бытия, позволяет утонченно наслаждаться каждым его мигом. Пребывая в гармонии с естественным ходом событий и с самим собой, человек обретает тогда способность безмятежно «жить, когда правомерно жить, и бестрепетно умереть, когда требуется умереть». Не бояться смерти позволяют разные идеи. Для самураев главную роль играли понятия чести рода и личного долга перед господином. У современных европейцев определяющими являются иные понятия. Например, самоуважение, долг перед семьей, служение политической организации и т.д.

В суете и заботах повседневного бытия мы почти никогда не задумываемся о том, насколько важно человеку уважать самого себя. Меня в свое время — лет тридцать назад — глубоко поразил один случай, открывший глаза на значимость данной проблемы. Недалеко от моего дома жил парень по кличке Аркан. Он успел уже провести года три за решеткой, весь был в наколках, с окружающими изъяснялся исключительно матерным языком, трезвым бывал редко, а чуть что — пускал в ход кулаки. Короче, все считали его очень «крутым» и старались не связываться. При всем при том он производил впечатление весьма тупого, грубого и бесчувственного субъекта, которого, казалось, не может прошибить ничто на свете.
Но вот однажды его подловили парни из другой шайки, с которыми он где-то что-то не поделил. Крепко его избив, порезав лицо и грудь ножом, они предложили ему выбирать: либо он съест при всех кусок собачьего дерьма, либо его убьют. Аркан сильно испугался и предпочел первый вариант, после чего бы отпущен. И что же? Он стал так сильно страдать от пережитого унижения, что через две недели повесился ночью на воротах своего дома (мы все жили тогда в частном секторе). Я был потрясен: оказывается, даже для примитивного, интеллектуально ограниченного человека, неспособного к тонким чувствам, существуют феномены идеального плана, которые дороже жизни!
В этой связи еще один пример экстремальной ситуации, основанный на фактах, реально имевших место. Предположим, что вы прогуливаетесь со своей дочерью подросткового возраста где-нибудь в глухом углу лесопарка. Вдруг вас окружает шайка юных негодяев в количестве семи или восьми человек. Рожи у них гнусные, зато их много и ростом они вас превосходят. Вдобавок, у каждого есть либо нож, либо кастет. Короче, вам с ними не справиться, нечего даже надеяться на это. Они желают изнасиловать вашу дочь все по-очереди, а вам говорят: «Не дергайся, если жить хочешь». И вы отчетливо понимаете, что они вовсе не шутят.
Так что же, вы будете безучастно стоять и смотреть? Или броситесь в бой, фактически на верную смерть? В жизни бывало и так, и этак. Однако насколько мне известно, ни один мужчина из тех, кто считал себя «крутым», но допустил насилие над своей дочерью (или женой, или любимой), после пережитого потрясения сколько-нибудь нормально жить больше не смог. Одни спивались, другие садились на иглу, у третьих «ехала крыша» и так далее. Не лучше ли было бы им сразу ввязаться в сражение, не размышляя о последствиях?
Итак, сделаем вывод: существуют такие духовные ценности, которые в самом деле дороже жизни. Для верующего человека ими могут быть религиозные идеи; для людей, вовлеченных в политическую борьбу — идеи общественной справедливости, патриотизма, верности вождям и т.п.; для воинов — самоуважение и долг перед близкими людьми. Важно для наших рассуждений не конкретное содержание подобных ценностей, а отчетливое понимание того, что в душе каждого человека есть нечто святое. Если он позволит другим растоптать свою собственную драгоценность, то никогда больше не сможет жить по-человечески. Поэтому лучше не позволять никому покушаться на нее, чего бы это ни стоило. Лучше умереть, чем допустить надругательство!
Смерть неизбежно приходит к любому человеку, только никто не знает заранее, когда ее надо ждать. Есть ли смысл бояться неизбежного? Стоит ли ради того, чтобы прожить немного дольше, позволять вытирать о себя ноги и, образно выражаясь, «жрать дерьмо»? Честь, достоинство, гордость, самоуважение и уважение других людей — все это не пустые слова. Это такие вещи, жить без которых невыносимо тяжко. А потому ради их сохранения можно и нужно жертвовать своей жизнью! И, следовательно, надо всегда быть готовым к встрече со смертью, независимо от того, сколько успел прожить на свете и какие дела тебе еще надо сделать. Собственно говоря, именно так всегда рассуждали настоящие воины как на Востоке, так и на Западе: самураи, рыцари, ниндзя, викинги, хвараны, казаки и многие, многие другие.
Но это рассуждения на уровне философии. В плане психологической техники сказанное здесь означает следующее. Человек усваивает в процессе жизни различные нормы и ценности (плохо — хорошо, красиво — безобразно, справедливо — несправедливо, достойно — унизительно и т.д.). Это и есть программирование, задающее общее направление стремлений и конкретные очертания жизненных целей любого человека. Понятно, что главную роль в программировании играет среда: родители и соседи, учителя и воспитатели, друзья и знакомые, сослуживцы и случайные спутники. А еще книги и журналы, фильмы и телевидение, слухи и мода. Короче говоря, нас стихийно программирует тот гигантский поток информации, который проходит сквозь психику в течение жизни, особенно в детстве и юности.
Когда я говорю о самопрограммировании, то имею в виду попытку упорядочить этот процесс, сделать его более или менее целенаправленным, последовательным, систематичным. Вот зачем требуется какая-нибудь доктрина (политическая, религиозная, моральная, все равно какая). Она дает человеку опору в его размышлениях, позволяет оценивать и выбирать, указывает путь, освещает этот путь высшим смыслом. В рамках обсуждаемой здесь проблемы крайне важно, чтобы такая доктрина допускала и оправдывала самопожертвование во имя принятых данным человеком ценностей и норм.
Для того, чтобы человек не только «знал», что смерти бояться нельзя, что есть вещи, которые дороже жизни, но и сделал эту идею частью самого себя, необходимо перевести ее из сферы сознания в бессознательную сферу психики. С этой целью надо составить перечень («пакет») конкретных «команд» для нашего биокомпьютера. Такие команды должны быть короткими, ясными, выраженными в форме положительных утверждений.
Иными словами, «пакет команд» представляет своеобразный «кодекс мужества». (Как тут не вспомнить «кодексы чести» традиционных школ!) Требуется не просто выучить его наизусть, а именно ввести в бессознательную сферу психики. Отмечен очень интересный феномен: при правильном вводе программы она начинает работать независимо от сознания. То есть, заданное программой поведение реализуется в экстремальной ситуации как бы само собой, без видимого вмешательства воли и без насилия над личностью.
Отмечу, что самопрограммирование нельзя путать с одержимостью какими-то идеями. Один из наставников дзэн-буддизма высказался по этому поводу следующим образом: «Навязчивые идеи, от которых должен избавляться боец, суть следующие. Желание во что бы то ни стало победить; желание запугать противника; желание использовать его ошибки; желание поймать на свой любимый прием; желание применить всю освоенную технику. Если любая из этих идей овладевает бойцом, то он становится ее рабом, лишенным свободы и естественности в своих действиях. Поединок требует полной безмятежности духа».

* * *

Вообще говоря, устранить страх смерти можно двумя путями. Первый, о котором уже сказано выше, это подавление животного инстинкта самосохранения логикой разума. Второй путь — устранение страха за счет отключения сознания и перехода к действиям на «автопилоте». В этом случае бессознательная сфера психики, натренированная соответствующим образом, в упор «не видит» угрозы гибели и потому «не боится».
В идеале, оба этих пути должны соединяться в одно целое. Тогда человек даже в самой отчаянной ситуации действует свободно, легко, уверенно. Более того, у него проявляются такие возможности, о которых в обычной повседневной жизни он может только мечтать. Однако сверхвозможности, позволяющие «рассекать скалы», не выходят на сцену просто по желанию. Нужна длительная, упорная, достаточно тяжелая подготовка. В связи со сказанным приведу простую, но очень важную схему психотренинга:

psip006

Смысл этой схемы в том, что она показывает, как можно научиться из обычного человека внутренне превращаться в нечто иное: в зверя, в робота, в сверхчеловека, в «ангела смерти» — в кого угодно. «Освоить» некий образ, «вживаясь» в который вы станете сражаться на «автопилоте», без всякого страха, можно как путем самопрограммирования, так и путем медитации. Сначала такое перевоплощение будет занимать много времени, но по мере достижения все более высокого уровня тренированности, этап «вхождения» постепенно сократится с нескольких часов до считанных секунд. В рамках своей системы я предпочитаю образ киборга, «боевой машины». Сосредоточившись на противнике, человек-робот сражается, не ведая страха, боли, сомнений. А для того, чтобы его «работа» была высокоэффективной, необходимо использовать в своем тренинге и самопрограммирование, и медитацию, и самогипноз.

* * *

Но зачем «отключать» сознание? Чтобы лучше разобраться в обсуждаемой проблеме, посмотрим на нее с другой стороны, в плоскости мышления. Необразованные люди обычно путают мышление с сознанием (восприятием самих себя в качестве существ, отделенных от окружающего мира), смешивают мышление и интеллект (который есть всего лишь структура умственных способностей). Мышление, в отличие от сознания, есть и у животных, и у дебилов. Весь вопрос в том, какое оно?
Итак, мышление — это процесс переработки информации, поступающей в мозг через органы чувств (зрение, слух, кинестетические ощущения, обоняние), а также изнутри организма. В результате переработки наш биокомпьютер (центральная нервная система) «выдает» команды в виде импульсов, «бегущих» по нервной сети и управляющих всеми нашими движениями, действиями, поступками. Выделяют 3 вида мышления:
Наглядно-действенное, основанное на интенсивном и разнообразном манипулировании собственным телом, а также предметами окружающего пространства;
Наглядно-образное, основанное на эмоционально-чувственном восприятии предметов и явлений «вне» и «внутри» организма;
Абстрактно-логическое, понятийное, знаковое мышление, основанное на отображении причинно-следственных связей, тесно связанное с памятью о прошлом, с предвидением будущего и с осознанием самого себя.
Легко понять, что наглядно-действенное и наглядно-образное мышление составляют животную стадию развития человеческой психики. Но в то же время именно эти два вида мышления наиболее существенны для рукопашного боя. Абстрактно-логическая его разновидность в бою скорее помеха. В этой связи рассмотрим вопрос о функциональной асимметрии головного мозга человека.
Установлено, что психические функции распределены между левым и правым полушариями. Функцией левого является оперирование словесно-знаковой информацией, а также чтение и счет. Функцией правого — оперирование образами, ориентация в пространстве, координация движений, распознавание сложных объектов (например, лиц, фигур, цвета) и т.д. При этом различия между полушариями определяются не тем, какой материал они получают от органов чувств, а тем, как они его используют (перерабатывают). Левое полушарие «заведует» абстрактно-логическими способами переработки, правое — наглядно-образными и наглядно-действенными. Левое работает прерывисто (дискретно) и последовательно (поэтапно). Правое перерабатывает информацию одновременно (симультанно) и синтетически, мгновенно «схватывая» многочисленные свойства объектов восприятия в их целостности, нерасчлененности.
Для понимания возможностей целенаправленного тренинга (в том числе психотренинга) необходимо знать, что функциональная асимметрия заложена в человеке только как предпосылка, а окончательно формируется и корректируется конкретными условиями жизни, обучения, воспитания.
Из всего сказанного о видах мышления и функциональной асимметрии головного мозга следует ясный вывод: для успешного ведения рукопашного боя человеку надо активизировать (усилить) функции правого полушария и ослабить, «притормозить» деятельность левого. Еще раз напомню: правое полушарие отвечает за положение тела в пространстве и ориентацию в нем, за координированность и скорость движений. Переживание любой ситуации в развертке ее пространственно-временных характеристик тоже осуществляется правым полушарием, работа которого позволяет человеку ощущать себя «здесь» и «сейчас», в конкретной данности происходящего в текущий момент времени.
Поэтому усиление активности правого полушария, его доминирование над левым, как бы раздвигает рамки ощущения времени, «продлевает мгновение». Внешне это выражается в ускорении ответных реакций тела. Дело в том, что на абстрактно-логическом (словесном) уровне мышление успевает переработать не более 100 единиц информации в секунду, тогда как на образном и сенсомоторном (двигательном) уровнях — до десяти миллионов единиц! Благодаря этому «ум тела», освобожденный от «цепей разума», практически мгновенно запускает нужную двигательную реакцию. Вот почему мастер действительно отражает нападение и контратакует раньше, чем сам успевает подумать об этом.
Однако выбор тех или иных движений (связок приемов) наш биокомпьютер может осуществлять лишь из числа тех, которые «закодированы» в психике. Чтобы «загнать» их туда, требуется многократное повторение (не менее 5 тысяч раз на каждый прием) и длительное упражнение, то есть отработка в похожих, но все же различающихся деталями ситуациях. Иными словами, автоматизм действий в бою требует предварительной наработки определенных «клише» (матриц) движений. Такие клише тренированный человек может «выдавать» практически мгновенно после общего опознания характера ситуации.
Установлено, что на опознание ситуации, осуществляемое правым полушарием, требуется всего лишь 60 миллисекунд, тогда как ее поэлементный анализ (работа левого полушария) занимает 320 миллисекунд. Но если, например, два удара идут один за другим с интервалом меньше этой величины, то человек физически не способен адекватно прореагировать на второй из них. Поэтому всякий раз, когда он пытается понять ситуацию в деталях, опоздание с ответом неизбежно. И наоборот, воспринимая ситуацию в целом (не думая), на основе ранее отработанных и «закодированных» в подсознании схем (клише, матриц), боец успевает выдать ответную реакцию в кратчайший промежуток времени. Это и есть беспонятийное, автоматическое, интуитивное мышление мастера рукопашного боя.
И еще. Доминирование правого полушария снижает чувствительность к боли, ослабляет критичность в оценке окружающей действительности. Соответственно, снижается выраженность реакций на реальную опасность, вплоть до полного пренебрежения ею. Если подобное состояние накладывается на безразличное отношение к смерти, на готовность сражаться до конца (что должно обеспечиваться самопрограммированием), то рождается удивительное бесстрашие. Человек перестает тогда обращать внимание на что бы то ни было, кроме того, что имеет прямое, самое непосредственное отношение к действиям противника. Зато все, что идет от врага, даже самые слабые сигналы (выражение глаз, мимика, микродвижения конечностей и тела, интонации голоса), воспринимается необыкновенно остро.

Три вида психологической подготовки: общая, специальная и целевая.
МАНИПУЛЯЦИИ
Выявление признаков манипулятивной суггестии с целью внушить или убедить в чем-либо,
.

А теперь рассмотрим приемы манипуляционного воздействия на Охранника. Манипуляции могут происходить как вольно так и не вольно, но понимать что вами манипулируют важно до того как это происходит а не после.
Примером неосознанной манипуляции может служить просьба ребенка или миловидной женщины «пройти к маме… я знаю куда идти», «я только на минуточку…». И вот вы поддавшись чарам нарушаете порядок.
Осознанная манипуляция со стороны оппонента может служить цели как получения от вас каких то действий, так и получения от вас какой то информации. Так невинная беседа с мужичком простачком или бойкой девчушкой может оказаться промышленным шпионажем или провокацией на нарушение вами устава службы и строгих указаний руководства.
Куда целит манипулятор?

РИСУЕМ НА ДОСКЕ/ ПИШЕМ В ТЕТРАДЯХ

Рабочая классификация мишеней манипулятивного воздействия на личность:
1. Побудители активности человека: потребности, интересы, склонности.
2. Регуляторы активности человека:
— групповые нормы,
— самооценка (в т.ч. чувство собственного достоинства, самоуважение, гордость),
— субъективные отношения,
— мировоззрение,
— убеждения,
— верования,
— смысловые, целевые, операциональные установки и т.д.
3. Когнитивные (информационные) структуры (в т.ч., информационно-ориентировочная основа поведения человека в целом) — знания об окружающем мире, людях и другие разнообразные сведения, которые являются информационным обеспечением активности человека.
4. Операциональный состав деятельности:
— способ мышления,
— стиль поведения и общения,
— привычки,
— умения,
— навыки и т.п.
5. Психические состояния: фоновые, функциональные, эмоциональные.
Необходимость выделения в ситуациях межличностного взаимодействия среди всего разнообразия мишеней именно тех, на которые направлено воздействие определяет целесообразность введения такого понятия как направление, вектор или стрела воздействия.

На двадцати с небольшим страницах китайский полководец Сунь-цзы дает основные положения и советы как должен думать и действовать полководец, отстаивая интересы своего государства, которые отражают суть манипулятивного подхода и стратагемного мышления. Для нашего исследования в первую очередь представляют интерес те советы, которые он дает в первой главе, называя их «Предварительные расчеты».
— «…если ты и можешь что-нибудь, показывай противнику, будто не можешь;
если ты и пользуешься чем-нибудь, показывай ему, будто ты этим не пользуешься;
— хотя ты и был близко, показывай, будто ты далеко;
— хотя ты и был далеко, показывай, будто ты близко;
— заманивай его выгодой;
— приведи его в расстройство и бери его;
— если у него все полно, будь наготове;
— если он силен, уклоняйся от него;
— вызови в нем гнев, приведи его в состояние расстройства;
— приняв смиренный вид, вызови в нем самомнение;
— если его силы свежи, утоми его;
— если у него дружны, разъедини;
— нападай на него, когда он не готов;
— выступай, когда он не ожидает…»

Основной идеей, девизом стратагемного образа действий, являются слова Сунь-цзы: «Сначала будь как невинная девушка — и противник откроет свою дверь. Потом же будь как вырвавшийся заяц — и противник не успеет принять мер к защите».
Исследователь невербального общения Алан Пиз, анализируя показатели власти, пишет, что в межличностном общении (прежде всего деловом) можно повысить свой статус с помощью определенной расстановки мебели и прибегая к ряду других приемов. Например, располагать посетителя на более низком кресле, иметь в кабинете на стенках множество дипломов хозяина, в ходе обсуждений и переговоров демонстративно пользоваться атрибутами власти и авторитета. В межличностном плане этими атрибутами статуса будут: высокий рост, громкий властный голос, дорогие вещи, яркая одежда.
Многочисленные исследования показывают, что люди с большей готовностью откликаются на просьбу незнакомого человека с высоким статусом, о котором им становится известно по его внешнему виду и одежде или из предварительно полученной о нем информации. Влияние статуса достаточно сильно для того, чтобы подавить некоторые реакции. Известно, например, что водителю, который не трогается с места после того, как зажегся зеленый свет, сигналят меньше, если у него дорогая машина. Более того, если ему и начинают сигналить, то значительно позже, чем тому, у кого машина непрестижной марки. И наоборот, человек с высоким статусом, заблокированный на светофоре машиной среднего класса, реагирует более агрессивно. Статус может спровоцировать нас даже на подражание опасному поведению.
Исследования психологов показали, что когда человек высокого статуса нарушал правила дорожного движения, переходя дорогу на красный свет, 20% людей начинали следовали его примеру, в то время как в контрольной ситуации или при условии низкого статуса нарушение имело место только в 1% случаев.
Кроме эффекта копирования поведения статусной модели можно наблюдать и другие реакции. Так, сообщник в эксперименте вклинивался в разные очереди (в кино, в кассу в магазине, в банковское окошко), состоящие не меньше чем из пятнадцати человек. Для воссоздания того или иного статуса использовалась одежда. В случае низкого статуса помощник экспериментатора был одет небрежно, в случае высокого — весьма элегантно. Результаты продемонстрировали меньшую степень агрессивности в отношении сообщника «высокого статуса» по сравнению с сообщником «низкого статуса» вне зависимости от наличия или отсутствия извинений и того, в какой отрезок очереди он влезал.
Такие же результаты были получены в ситуации, в которой помощник экспериментатора, менявший внешний вид в зависимости от экспериментальных условий (высокий, средний, низкий статус), не имел достаточно денег, чтобы купить в булочной круассан (ему не хватало нескольких евроцентов). В зависимости от ситуации помощник экспериментатора вел себя то крайне вежливо («Я смущен, мне не хватает 8 центов. Не могли бы вы мне их простить, пожалуйста?») и широко улыбался, то наоборот («Вот черт, мне не хватает 8 центов. Ну вы же мне их простите?»).
Результаты показали, что при вежливом обращении испытуемые (продавцы в булочной) соглашались на просьбу сообщника вне зависимости от его статуса (в среднем 93%). Однако при грубом обращении просьбу сообщника низкого статуса выполнили 20% испытуемых, среднего статуса — 40% и высокого — 75%. Влияние статуса сказывается даже в ситуациях, когда нарушается закон. Психологи продемонстрировали, что в случае совершения кражи в магазине человеком высокого статуса испытуемые склонны к меньшей реакции (отчитать или предупредить охранника, находящегося поблизости) в отличие от той ситуации, когда вором оказывается человек со средним или низким статусом.
В совокупности все эти работы показывают, что в одних обстоятельствах высокий статус имеет свойство подавлять реакцию, в других может вызывать неточные оценки реальности и провоцировать копирование поведения статусной модели. И подавление и активация имеют зачастую один результат. В обоих случаях поведение, адекватное ситуации или контексту, демонстрируется реже.
Влияние статуса не ограничивается конфликтными ситуациями. Оно распространяется и на помощь, которую мы оказываем какому-либо человеку вне зависимости от того, попросил он об этом или нет. Так, было доказано, что мы охотнее приходим на помощь человеку, уронившему вещи в тот момент, когда он собирался положить их в багажник своей машины, если это человек с высоким статусом. Человеку с высоким статусом (новая дорогая машина) помощь была оказана в 53% случаев, в то время как человеку с низким статусом (дешевая машина в плохом состоянии) — всего в 23%.
Мы наблюдаем тот же эффект, когда речь идет о настоятельной просьбе, исходящей от человека, чей внешний вид четко определяет его статус. Так, психологи выяснили, что люди охотнее дают деньги тому просителю, который одет в классический костюм (80%), чем одетому небрежно (32%). Тот же эффект наблюдался, когда студенты определяли сумму пожертвований на нужды благотворительной организации. Просьба о пожертвовании исходила от профессора (высокий статус) и от студента (равный статус). Средний размер пожертвования, отданного профессору, статус которого был обозначен мантией, был равен 6,02 рупиям, а сумма, собранная студентом, в среднем составила 2,62 рупии. При этом в данном эксперименте профессор был подставным, т. е. он не преподавал у тех, кого просил о пожертвовании.
Было также продемонстрировано, что продавец компакт-дисков охотнее идет навстречу клиенту (возвращает деньги или меняет диск без предъявления чека), нарушая правила, если одежда просителя выдает в нем человека с высоким статусом. Мы будем более вежливы с человеком высокого статуса, нежели с человеком равного нам статуса, в ситуации, если нас спросят, не находили ли мы деньги в телефонной будке: в первом случае 78% испытуемых возвращают деньги, в то время как во втором — только 38% . Было замечено, что символические элементы внешнего вида влияют и на восприятие статуса. Психологи показали также, что интервьюер, носящий галстук, получил согласие на участие в анкетировании у 70% людей, а интервьюер, одетый так же, но без галстука, — только у 40%.
Статус всегда положительно влияет на оценку испытуемого независимо от поведения сообщника по отношению к нему. Продемонстрировали, что мы не перестаем относиться позитивно к человеку с высоким статусом, если он сказал нам что-либо, что не является для нас комплиментом (приписал нам качество, которое мы не хотели бы иметь), но не отреагируем так же, если замечание исходит от человека, равного нам по статусу. Даже некоторые физические характеристики закрепляются и оцениваются более позитивно, когда они социально благоприятны. Было показано, что люди с высоким статусом оцениваются как более высокие и более красивые, чем люди с низким. Более того, известно, что взаимодействие с лицом высокого статуса сопровождается более сильными психическими реакциями со стороны испытуемого.
Доказали, что артериальное давление и частота сердцебиений испытуемых (студентов первого курса) возрастали в том случае, когда они беседовали на тему досуга со студентом третьего курса (высокий статус), в то время как никаких физических изменений не наблюдалось, когда в беседе принимал участие тот же человек, но представленный как студент первого курса. Наконец, высокий статус действует, когда нам дают советы.
Еще такой эксперимент. На приеме в зубоврачебном кабинете стоматолог, ассистент стоматолога или секретарь (в зависимости от статусной группы) говорил пациенту, что ему (или ей) хотелось бы, чтобы пациент прочитал новую и абсолютно бесплатную брошюру по профилактике болезней зубов и десен, которую он может получить, отправив по почте открытку со своим адресом. Каждая открытка сопровождалась отметкой, позволяющей идентифицировать отправителя. Это дало возможность вычислить в каждой группе точный процент тех, кто последовал этому совету. Полученные результаты весьма показательны, поскольку рекомендация была выполнена 54% пациентов, услышавших ее от дантиста, 35% услышавших ее от ассистента и 18% — от секретаря.
Эти исследования наглядно демонстрируют, насколько наше поведение подвержено влиянию со стороны людей, которые, как нам кажется, обладают властью или являются ее полномочными представителями.
С этой точки зрения, видимо, проще объяснить столь высокую степень подчинения: результаты свидетельствуют о том, что существует спектр автоматического, спонтанного поведения, который реализуется, когда мы сталкиваемся просьбой власти. Если даже в такой ситуации наша реакция является автоматической, то понятно, почему в более сложной ситуации, когда власть настаивает, призывает нас подчиниться, нам столь трудно бросить ей вызов.
Если существует спонтанное подчинение, то потому, что мы сами участвуем в создании мифических символов власти, живем с иллюзией личного контроля, не допуская мысли, что нас принуждают поведенческие нормы, и к тому же думаем, что дурные поступки совершаются дурными людьми, которыми движут дурные мотивы.
Будучи в плену таких мифов, мы редко задумываемся над тем, как функционируют наши социальные, институциональные, организационные системы, которые искусно прячут за своей бесспорной легитимностью сложность, если не невозможность, реального контроля наших действий сообразно нашей совести.

Манипуляторы также пользуются такжеследующими психологическими уловки — приемы, основанные на:
— раздражении оппонента,
— использовании чувства стыда,
— невнимательности,
— унижении личных качеств,
— лести,
— игре на самолюбии
и других индивидуально-психологических особенностях человека.
Раздражение оппонента, выведение его из равновесия насмешками, несправедливыми обвинениями и другими способами, пока он не «вскипит». Успех уловки будет еще большим, если оппонент не только придет в состояние раздражения, но и сделает при этом ошибочное или в чем-то невыгодное заявление для его позиции в дискуссии или обсуждении. Данный прием, как правило, активно используется в явной форме как принижение оппонента или в более завуалированной, в сочетании с иронией, косвенными намеками, неявным, но распознаваемым подтекстом.
Действуя подобным образом и стремясь уйти от нежелательного обсуждения, манипулятор-оппонент может подчеркивать, например, такие отрицательные черты личности объекта манипулятивного воздействия, как необразованность, неосведомленность в определенной области или то, что данный человек проявил себя уже как неправильно решавший ранее какие-либо вопросы и т.п. Таким образом, оказывается давление на личностные качества объекта, осуществляется инициация сомнений у аудитории в истинности выдвигаемого тезиса. Так, могут использоваться, например, следующие выражения: «Как, Вы не знакомы с….? Вы не знаете элементарных… ?, …что в таком случае можно с Вами обсуждать?!…».
Дело в том, что правильные, умные мысли человек может высказывать независимо от образования и имеющегося опыта (хотя наличие и того и другого, безусловно полезно). Главным же является содержание обсуждаемой проблемы, тезисы и аргументы в защиту тех или иных отстаиваемых идей и положений. Поэтому приведенные выше обращения являются разновидностью перехода к личности участников обсуждения (которые часто весьма болезненны для человека, а потому являются эффективным способом манипулятивного воздействия) вместо обсуждения сути проблемы.
Собственное возвышение или самовосхваление. Практически эта уловка является косвенным приемом принижения оппонента. В данном случае не говорится прямо «кто есть ты», но по тому «кто есть я» и «с кем ты споришь» следует соответствующий вывод. Могут использоваться такие, например, выражения: «…Я руководитель крупного предприятия, региона, отрасли, учреждения и т.п…», «…мне приходилось решать крупные задачи…», «…прежде чем претендовать на это… необходимо побыть руководителем хотя бы…», «…прежде чем обсуждать и критиковать… необходимо лично приобрести опыт решения задач хотя бы в масштабе…» и т.п. Повышение психологической значимости собственных доводов может также осуществляться с помощью «внушающих заявлений» типа: «…я Вам со всей ответственностью авторитетно заявляю…»; «…я Вам прямо скажу…» «мне нечего скрывать и я скажу Вам откровенно…» и т.п. При этом особо выделяется какая-то мысль, а все остальное на этом фоне выглядит второстепенно, недостаточно полно и откровенно.
Использование незнакомых для оппонента слов, теорий и терминов, то есть тех, значение которых ему не понятно. Уловка удается в случае, если оппонент постесняется переспрашивать и сделает вид, что он воспринял эти доводы, понял значение неясных для него терминов. Человек, имеющий специальное образование, например финансовое, знает что означает «комитент», психолог — «сублимация», медик — «шунтирование», философ — «категорический императив» и т.д. Поэтому оценка высказывания оппонента по ходу обсуждения типа: «ваше выступление эклектично», без расшифровки этой оценки, может поставить его в тупик и заставить усомниться в правильности отстаиваемых идей. За подобными фразами и выражениями стоят стремление дискредитировать личные качества или идеи адресата манипулятивного воздействия, желание оказать нужное впечатление на присутствующую аудиторию. «Ошарашивание» оппонента незнакомыми или сложными для понимания терминами и теориями лучше действует в ситуациях, когда у него нет возможности возразить или уточнить, что же имелось в виду, а также может усугубляться использованием быстрого темпа речи и множеством мыслей, которые меняют одна другую в процессе обсуждения. Подчеркнем, что использование терминов само по себе не является уловкой, это нормальный атрибут науки. Уловкой подобное поведение становится лишь в том случае, когда усложнение содержания высказываний делается сознательно для психологического воздействия на объект манипуляции.
Уязвимыми качествами личности могут быть не только «ложный стыд» или опасение «потерять лицо». Существует множество примеров того, как амбициозность, тщеславие, высокомерие, повышенное самомнение используются в качестве мишени манипулятивного воздействия. Для этого может осуществляться, так называемое, «подмазывание» аргументов с помощью лести по отношению к оппоненту, чтобы ослабить этим возможную критику в свой адрес или «протащить» свои идеи. Желая склонить оппонента к принятию тезиса, его подкупают утверждая, например, что «…он, как человек проницательный и эрудированный, интеллектуально развитый и компетентный видит внутреннюю логику развития данного явления и неизбежность выявленных последствий…» Таким образом, честолюбивый человек ставится перед дилеммой — либо принять данную точку зрения, либо отвергнуть столь лестную публичную оценку и вступить в спор, исход которого недостаточно прогнозируем.
Срыв или уход от обсуждения. Подобное действие может осуществляться с использованием демонстративной обиды: «… с Вами невозможно конструктивно обсуждать серьезные вопросы..» или «…ваши оскорбительные выпады и поведение делает невозможным продолжение этой встречи…, «я готов продолжить это обсуждение, но только после того как Вы приведете в порядок свои нервы…» или «… после того как Вы научитесь вести себя как…» и т.п. Срыв обсуждения с использованием провоцирования конфликта осуществляется с помощью использования разнообразных приемов выведения оппонента из себя, когда обсуждение переходит в обыкновенную перебранку совершенно не связанную с первоначальной темой.
Процесс применения рассмотренных выше двух предыдущих приемов обычно сопровождается также использованием так называемых «механических уловок». К основным из них обычно относят следующие: прерывание; перебивание; повышение голоса; демонстративные акты поведения, показывающие нежелание слушать и неуважение к оппоненту. После их применения делаются высказывания типа: «…с Вами невозможно разговаривать (дискутировать, обсуждать и т.п.), ведь Вы не даете ни одного вразумительного ответа ни на один вопрос»; «…с Вами невозможно разговаривать (дискутировать, обсуждать и т.п.), ведь Вы не даете возможности говорить, возразить Вам, высказать не совпадающую с Вашей альтернативную точку зрения…» и т.д.
Прием «палочные доводы» используется в двух основных разновидностях, отличающихся по цели. Если преследуется цель прервать обсуждение, психологически подавить оппонента (прежде всего потому что победить с помощью обычных аргументов шансов практически нет), то используется так называемый «довод к городовому» (С. Поварнин). Он построен на отсылке к высшим интересам без расшифровки этих высших интересов и без аргументации причин по которым к ним аппелируют. Как правило, этот прием связан с использованием высказываний типа: «Вы понимаете на что Вы покушаетесь?!…», «Ваши предложения это возврат к тоталитаризму, разрушение основы национальной безопасности …». Указывается на опасность для высших целей и ценностей, свободы , здоровья нации, демократии, дискредитации государства в международном плане, и т.п.
В случае стремления осуществить принуждение объекта манипуляции, с тем чтобы вынудить его согласиться хотя бы внешне с высказываемым тезисом, точкой зрения, используется такие доводы или довод, которые оппонент со значительной степени вероятности должен принять из боязни чего-нибудь неприятного, часто опасного, или на которые он не может ответить в соответствии со своими действительными взглядами по тем же причинам, а потому вынужден молчать или выискивать обходные пути. Эти доводы могут включать, например, такие суждения: «…это политическая демагогия, направленная на дискредитацию всей конструктивной оппозиции, как основного социального механизма демократизации общества….», «…это отрицание конституционно закрепленного института, президентства, системы высших органов законодательной власти, подрыв самих конституционных основ жизни общества…». Может одновременно сочетаться с косвенной формой навешивания ярлыков, например, «…именно такие высказывания способствуют провоцированию социальных конфликтов…», «…их употребляли в своем лексиконе нацистские главари, душители демократии, красно-коричневые, национал-шовинисты…», «… Вы сознательно используете факты, способствующие разжиганию национализма, антисемитизма…» и т.п.
Усложнение, психологически более изощренное и утонченное использование «палочных доводов» трансформирует их в уловку, которая обычно именуются как «чтение в сердцах», которая применяется в двух основных вариантах (так называемая положительная и отрицательная формы). Суть использования данного приема состоит в том, что внимание аудитории, окружающих лиц перемещается от содержания доводов оппонента на якобы имеющиеся у него причины и скрываемые мотивы почему он говорит и отстаивает определенную точку зрения, а не соглашается с доводами противоположной стороны. Может усиливаться одновременным использованием «палочных доводов» и «навешиванием ярлыков». Например: «…Вы говорите так из партийной, служебной дисциплины, защищая честь мундира, ведомственные, корпоративные интересы…»; «…Вы не можете высказаться не нарушая дисциплины в партии, обюрократившаяся верхушка которой любыми путями стремится сохранить свою власть, свое политической влияние…»; «…причина вашей агрессивной критики и непримиримой позиции очевидна — это стремление дискредитировать прогрессивные силы, конструктивную оппозицию, сорвать процесс демократизации… но народ не допустит, чтобы подобные псевдозащитники закона препятствовали удовлетворению его законных интересов…» и т.д.
Иногда «чтение в сердцах» принимает форму, когда отыскивается мотив, не позволяющий говорить в пользу противоположной стороны. Этот прием может сочетаться не только с «палочными доводами», но и «подмазыванием аргумента». Например: «…ваша порядочность, излишняя скромность и ложный стыд не позволяют Вам признать этот очевидный факт и тем самым поддержать это прогрессивное начинание, от которого зависит решение вопроса, с нетерпением и надеждой ожидаемое нашими избирателями…» и т.п.
Логико-психологические уловки. Их название связано с тем, что с одной стороны они могут быть построены на нарушении законов логики, а с другой, наоборот, использовать формальную логику в целях манипуляции недостаточно искушенным объектом. Еще в древности был известен софизм, требующий ответа «да» или «нет» на вопрос «перестал ли ты бить своего отца?» Любой ответ не красит человека — получается, что он либо до сих пор бьет, либо бил раньше. Вариантов подобного софизма множество: «…Вы все пишете на меня доносы?..», «…Вы перестали пить как сапожник?..» и т.д. Особенно эффективны публичные обвинения, при этом главное получить короткий ответ и не дать человеку возможности объясниться.
К наиболее распространенным логико-психологическим уловкам относятся следующие: сознательная неопределенность выдвигаемого тезиса, или ответа на поставленный вопрос, когда мысль формулируется нечетко, неопределенно, что позволяет ее интерпретировать по — разному. В политике и дипломатии этот прием позволяет уйти от щекотливых вопросов, «сохранить лицо» в сложных ситуациях или скрыть некомпетентность в обсуждаемой проблеме. Среди отечественных политиков последних лет наиболее показателен в этом плане стиль высказываний М.С. Горбачева, который часто давал неопределенные формулировки или двусмысленные ответы используя обороты типа «…с одной стороны это так, но с другой…» или «…да, конечно, но, вместе с тем…»
Несоблюдение закона достаточного основания. Соблюдение формально логического закона достаточного основания в дискуссиях и обсуждениях весьма субъективно ввиду того, что вывод о достаточном основании отстаиваемого тезиса делают участники обсуждения (оппоненты). Согласно этому закону верные и имеющие отношение к тезису доводы могут быть недостаточными, если они носят частный характер и не дают оснований для выводимого заключения. Однако, кроме формальной логики в практике информационного обмена существует, так называемая, «психо — логика» (рассматриваемая специалистами как теория аргументации), суть которой в том, что аргументация существует не сама по себе, ее выдвигают определенные люди в определенных условиях и воспринимают ее тоже конкретные люди, обладающие (или не обладающие) некими знаниями, социальным статусом, личностными качествами и т.д. Поэтому частный случай, возведенный в ранг закономерности, недостаточно обоснованное положение нередко проходят, если манипулятору с помощью побочных эффектов удается оказать влияние на объект воздействия.
К распространенным уловкам логического характера относятся порочный круг в доказательстве, когда какая-либо мысль доказывается с помощью ее же самой, только высказанной другими словами; софизм — «после этого — значит в следствии этого», при его использовании рассуждение строится на логической ошибке, когда временная связь между явлениями толкуется как причинно-следственная. Достаточно часто встречается приписывание или изменение акцентов в высказываниях. В этих случаях то, что оппонент сказал относительно частного случая, опровергается как общая закономерность. Обратная уловка заключается в том, что рассуждениям общего характера противопоставляются один-два факта, которые на деле могут быть исключениями или нетипичными примерами.
Нередко в ходе дискуссии выводы об обсуждаемой проблеме делаются на основании того, что «лежит на поверхности», например, побочных следствиях развития какого-либо явления. Таким образом, не соблюдается одно из самых важных требований анализа любой проблемы — «гляди в корень».
Сочетание логического нарушения с психологическим фактором применяется в тех случаях, когда из выдвинутых оппонентом в свою защиту положений и доводов выбирают наиболее уязвимый, разбивают его в резкой форме и делают вид, что остальные доводы даже внимания не заслуживают (неполное опровержение). Уловка проходит в том случае, если приниженный оппонент не возвращается к теме, чтобы не выглядеть неловко, или лишен этой возможности.
Усиление психологического плана с помощью фраз типа «не увиливайте..», «скажите четко, при всех…» «скажите прямо..» и т.п. используется в случаях, когда предлагают дать однозначный ответ «да» или «нет» (требование строгой дизъюнкции в формальной логике), на вопрос требующий развернутого ответа и когда однозначность может привести к неправильному пониманию сути проблемы. Эта уловка бывает эффективна для аудитории с низким образовательным уровнем, потому что может восприниматься, как проявление принципиальности, решительности и прямоты.
В целях расширения поля для критики и получения тактического выигрыша, приступив к обсуждению какого-либо положения манипулятор старается не приводить доводы, из которых оно следует, а предлагает или, даже, требует от оппонента сразу перейти к опровержению этого положения («…а что, собственно, Вы имеете против?..»). Таким образом ограничивается возможность для развернутой критики собственной позиции и центр спора искусственно перемещается на аргументацию противоположной стороны. В том случае, если оппонент поддался этому и начинает критиковать выдвинутое положение, приводя различные аргументы, стараются вести спор вокруг этих аргументов, выискивая в них недостатки, но не представляя для обсуждения свою систему доказательств.
Затруднению логической оценки обсуждаемой проблемы способствует такой прием, как «многовопросье», когда по одной теме оппоненту задают сразу несколько разных или малосовместимых вопросов. В дальнейшем действуют в зависимости от его ответа: обвиняют в непонимании сути проблемы, в том, что он не ответил полностью на вопрос или, даже, в стремлении ввести в заблуждение.
Мы уже упоминали произвольное резюмирование в качестве психологической уловки. В логике подобный прием называется навязанное следствие, который заключается в том, что после прослушивания доводов оппонента делается собственный вывод, совершенно не следующий из его рассуждений. Наиболее грубую форму этот прием принимает тогда, когда оппонент вообще ничего по сути обсуждаемого вопроса не говорил — просто ему приписывается какое-то высказывание (приписывание).
К логико-психологическим уловкам относятся также следующие: какое-либо утверждение делается безо всякого доказательства, как само собой разумеющееся (постулирование истины); для доказательства используют аналогии с какими-то событиями и явлениями, несоизмеримыми с рассматриваемыми (неправомерные аналогии); сводятся к абсурду доводы оппонента путем чрезмерного преувеличения высказанных им положений, с последующим осмеянием этого смоделированного заключения; обсуждая выдвинутые оппонентом положения, используют другие слова и термины или те же, но вкладывают в них иной смысл, и за счет этого вносятся искажения в первоначальную идею.
В заключении данного параграфа напомним, что нарушения хода различных обсуждений и дискуссий зачастую связаны с логической и психологической безграмотностью, недостаточной коммуникативной компетентностью их участников. Говорить об использовании целенаправленного манипулирования в межличностном общении можно лишь тогда, когда обмен информацией участников обсуждения сопровождается целенаправленным внесением деструктивных элементов, к которым относятся организационные, психологические и логические уловки. Проблема заключается в том, что ущерб может причиняться как некомпетентностью, так и специальными действиями конкретных лиц, однако проведенные исследования позволяют сделать вывод о росте манипулятивных тенденций, как методе психологического воздействия, осуществляемого как в массовых информационных процессах, так и в межличностном общении людей.

Распознавание попыток сбора закрытой информации при общении с сотрудником охраны всевозможных разведчиков

Распознавание специальных психотехник нейро-лингвистического программирования, методов убеждения, внушения, индуцирования состояний и провоцирования поступков, высказываний и выдачи информации.

Особенности психологического настроя при работе с гражданским и(или) служебным оружием
Всякому более или менее серьезно обучавшемуся владению оружием человеку известно, что для победы в вооруженном противостоянии одного умения обращаться с оружием и метко стрелять недостаточно. Исход конфликта в чреватой применением насилия ситуации определяется психологическим настроем в не меньшей, а пожалуй даже в большей степени, чем любым другим фактором.
Первый шаг на этом пути — признание того факта, что не все люди дружелюбно настроены и законопослушны. Рядом с нами обитает немало хищников. Для них человеческая жизнь не имеет никакой ценности. Они убивают с той же легкостью, с какой съедают бутерброд. Они, не задумываясь, отрежут палец женщине, только чтобы завладеть ее кольцом. В их сердцах нет жалости, так что на жалость не рассчитывать и свою собственную приберечь для тех, кто ее достоин.
Второе условие обретения нужного настроя, отказа от психологии потенциальной жертвы — готовность защищаться перед лицом направленной агрессии. Один старый боец сказал как-то, что недостаточно быть быстрым или метким — необходимо быть внутренне готовым к действию. Если без обиняков, то надо быть готовы к тому, чтобы убить любого, кто покушается на нашу жизнь, без колебания отвечать на насилие еще большим насилием.
Подобный настрой необходимо приобрести в первую очередь, а потому развивайте его в своем сознании.
Чтобы реакция не была жалкой и неэффективной, мы приобретаем боевые навыки, через которые намерены реализовать нашу готовность.
Между тем открытым остается вопрос: когда наступает момент эти навыки применить? Не можем же мы шагать по жизни с рукой на рукоятке пистолета и выхватывать его всякий раз, когда нам покажется, что этот человек и есть наш убийца. В повседневной жизни мы не можем подозревать кого-то конкретно, а потому должны проявлять общую бдительность. Надо воспитывать в себе психологическое состояние общей, фоновой настороженности, в основе которой лежит внимательность к происходящему вокруг, и тогда внезапное появление реального противника не застанет врасплох.
Большинство людей XX века вовсе не расположены причинять вред ближнему, даже когда этот “ближний” проявляет по отношению к ним совершенно явную, неприкрытую агрессию. Объяснение этому феномену кроется в целом ряде особенностей культуры, в частности в неспособности поверить, что кто-то действительно намерен причинить нам вред. Но если мы готовы согласиться с тем, что наша жизнь ничуть не менее ценна, чем жизнь отъявленного негодяя, подобный настрой следует в себе изживать.
Желаемый эффект достигается последовательным переключением на все более высокие режимы боевой готовности с соответственным повышением уровня бдительности в отношении ситуации, в которой вы оказались. В результате при встрече с опасностью вы сможете действовать решительно и без излишних душевных метаний. Кроме того, более обостренное внимание к окружающему позволит избежать ряда трагических ошибок, на которые так любят ссылаться средства массовой информации, высказывающиеся в пользу одностороннего разоружения населения.
Лучшая из известных техник обретения нужного боевого настроя и состояния бдительности состоит в тщательном изучении и использовании цветового кода готовности.
Цветовой код готовности был предложен еще в годы Второй мировой войны экспертами 82-й воздушно-десантной дивизии. Впоследствии он был модифицирован и спустя несколько лет после окончания войны стал пропагандироваться Джеффом Купером в контексте обеспечения личной безопасности.
Первый уровень психологического состояния характеризуется полной отстраненностью от всего, что происходит вокруг, абсолютной неготовностью реагировать на опасность. В этом состоянии человек погружены в себя, все внимание поглощено собственными мыслями и проблемами. По шкале цветового кода состояние (по аналогии со светофором) определяется как “белый свет” (в первоначальном варианте — зеленый). Преступники обожают иметь дело с теми, кто не готов им противостоять, ведь они — легкая добыча.
Следующий, более высокий уровень готовности дать отпор определяется как “желтый свет”. Человек в этом состоянии психологически расслаблен, но отдаст себе отчет в происходящих вокруг событиях. Он знает, что или кто находится у него за спиной, отмечает все необычное, выбивающееся из общей динамики среды. Практически любой конфликт предваряется некими неявными знаками, которые человек в состоянии “белого света” просто не заметит.
Тот же, у кого в голове “горит” “желтый свет”, непременно эти признаки отметит, поскольку его внимание обращено вовне. Не исключено, что потревожившие его признаки вполне безобидны, но если они предвещают схватку, то он настороже. Человек в состоянии “желтого света” понимает, что, если под угрозой окажется его жизнь, он должен будет сделать все, чтобы предотвратить печальный для себя исход, однако он еще не знает, когда это случится и кто станет его противником. Основное различие между двумя персонажами состоит в том, что человек в состоянии “желтого света” обращает внимание на то, что происходит в непосредственной близости от него.
Далее следует состояние обеспокоенности конкретными обстоятельствами, и оно обозначается “оранжевым цветом”. В этом состоянии человек уже отметил для себя какой-то конкретный признак вероятной стычки, и его внимание сконцентрировано на источнике тревожного сигнала. Он не только понимает, что ему, возможно, придется применить оружие, но и сознает вероятное присутствие конкретной цели. Состояние “оранжевого света” на шаг приближает к принятию решения о применения оружия. Внутренне переключиться с “желтого” на “оранжевый свет” достаточно просто, чего не скажешь о переходе на “оранжевый свет” сразу с “белого”.
Например, в контексте прочесывания помещений мы переключаемся с “желтого света” (общая тревога) на “оранжевый” (повышенная тревога) при приближении к зонам повышенной опасности. Возможно, мы еще не видим перед собой конкретной живой мишени, однако момент и поле боя вполне могут открыться уже в следующие несколько секунд, даже если противник пока никак себя не проявил.
Если в опасной зоне обнаруживается затаившийся человек, мы делаем следующий шаг по лестнице боеготовности и соответственно порог принятия решения на открытие огня еще более снижается. Этот высший уровень определяется как “красный свет” и характерен для ситуации, когда вооруженное столкновение весьма вероятно. Мы еще не решили стрелять, но локализовали конкретного человека, который может быть настроен по отношению к нам враждебно и, возможно, заслуживает пули — теперь все будет зависеть от его реакции на наше появление.
Определяющим же фактором реакции становится внутренний спусковой крючок, то есть оценка намерений оппонента на основе его действий. В своей оценке необходимо исходить из возможного наличия в руках незнакомца оружия того или иного рода, подозрительного движения в нашу сторону, а в исключительных случаях — выстрела из направленного на нас оружия.
Единственными факторами, ограничивающими срабатывание внутреннего спускового крючка, являются представления о законности и этичности применения оружия в тех или иных обстоятельствах. Условия срабатывания внутреннего спускового крючка должны быть определены задолго до возможного столкновения, чтобы, когда события начнут стремительно развиваться, не пришлось отвлекаться на полемику с самим собой по поводу того, стрелять или подождать еще. Реакция останется продуктом сознательного решения, однако будет почти мгновенной и в этом смысле подобной условному рефлексу.
С началом схватки внимание полностью и безраздельно должно быть направлено на разрешение возникшей проблемы. Это потребует лишь эффективных тактических действий, меткой стрельбы и предельной концентрации на конкретной задаче момента. Никаких пауз и переживаний по поводу промаха или неверного тактического хода. Никаких мыслей о следующем выстреле. Полная концентрация и мобилизация всех внутренних ресурсов на выстреле, который производите в данный момент!
Понятно, что необходимо планировать наперед решение той или иной тактической задачи, связанной, к примеру, с осмотром комнаты, проходом через дверь или обходным маневром, но только не тогда, когда приходится защищать свою жизнь. Как бы то ни было, а с началом схватки не должно быть ни сомнений, ни колебаний.
Психологическое состояние в ходе решения той или иной тактической задачи будет определяться также уровнем опасности или характером предчувствий непосредственно перед началом действий. Надо четко представлять характер предстоящей миссии и то, что придется делать.
Пониманием того, что ждет впереди и что предстоит делать, будет определяться тактика действий.
Например, можно предпочесть пистолету помповое ружье или пистолет-пулемет. Можете захватить с собой фонарь или, прежде чем что-либо предпринять, заранее вызвать подмогу, а может счесть за лучшее просто притаиться в темноте и, воспользовавшись при появлении противника фактором внезапности, нанести разящий удар.
В ходе проведения операции необходимо пребывать в состоянии “желтого света”. При обнаружении признака цели или при переходе к исследованию опасной зоны внутренне переключаться на “оранжевый свет”. При контакте с причиной или источником признака цели — “красный свет”, все системы приводятся в состояние немедленной готовности.
Любой другой психологический настрой просто самоубийствен. Решение на открытие огня определяется поведением или очевидными намерениями противника. Оценка этих параметров — внутренний спусковой крючок.
Целесообразность ведения огня на поражение определяется контекстом, но в общем и целом противник с оружием в руках должен быть уничтожен. Некоторые скажут, что это нечестно. И что с того? Кто хочет честного поединка, пусть отправляется на боксерский турнир. Кладбища заполнены могилами тех, кто хотел честного поединка. Нельзя позволять себе отвлекаться на такие глупости, когда на карту поставлена жизнь. Помните, что проигравший в этой игре — покойник.
Существует экспресс-тест на уровень психологического настроя и степени готовности к применению силы. Представьте, что сейчас, в этот самый момент, банда вооруженных преступников ломится в вашу дверь и хочет вас убить. Где ваше оружие? Можете ли вы достать его за две секунды? (информация взята с www.zakon-grif.ru)